Первую свою рыбу на воблер я поймал без малого сорок лет назад. Тогда воблеры в наших магазинах не продавались, зато все мы были приучены к ручному творчеству. И примерно как некогда Лаури Рапала, могли исполнить что-то очень похожее на настоящую рыбку хоть из сосновой щепки. Мои первые воблеры, правда, были сделаны из липы (которую иногда даже называют «русской бальсой»), но это уже детали. Главное, у меня получалось то, на что исправно клевала рыба.

Записки испытателя воблеров

Иголка в стоге сена

Тут как-то мне понадобилось непременно найти у себя какой-то один конкретный воблер. Нашел. Но на поиски ушло с полчаса. По этому случаю я решил прикинуть: а сколько у меня вообще в наличии этих пластмассовых и деревянных изделий?

Разумеется, считать их поштучно я не стал. Взял одну из коробок. В ней оказалось 42 воблера. Коробок таких у меня – тут уж сосчитал – 28. Плюс еще сколько-то, тоже немало, воблеров хранится отдельно, в оригинальных коробочках и блистерах. Поэтому суммарное воблерное население моего дома – где-то тысячи под полторы. Но если бы в Книге рекордов России имелась соответствующая номинация, мне едва ли светило какое-то место, потому что я знаком с людьми, чьи воблерные резервы побольше моих.

Возникают два вопроса. Первый: зачем столько? Второй: как вообще вся эта масса накапливается?

Четыре источника

Начнем с вопроса номер два. За всех говорить не буду, расскажу, как оно получается у меня.

Записки испытателя воблеров

Во-первых, еще раз напомню про свой почти 40-летний воблерный стаж. Даже если каждый сезон увеличивает ваше воблерное поголовье на дюжину единиц, то, что называется, «ближе к пенсии» (она теперь, правда, стала не близкой) накапливается весьма солидное количество приманок. Здесь вы, конечно, вправе заметить, что воблеры — это ведь расходники, они отрываются, ломаются. Но скажу не только по личному опыту: баланс всё равно почти всегда в итоге выходит сильно положительным. Какие-то воблеры просто «не заловили». Мы их попробовали раз-другой – и отправили на покой в одну из дальних коробок. А вот вместо одного потерянного фаворита мы порою берем два таких же – про запас. Ну и так далее.

Но всё ж существенно большая часть моих воблеров — это выданные «на тест». Здесь цели и задачи могут быть весьма разноплановыми, поэтому ниже мы рассмотрим данный вопрос подробно.

Кроме того, часть воблеров мною куплена за свои деньги. При полутора тысячах в коробках это может вызвать удивление. Но когда я бываю за границей – на рыболовных выставках или просто в магазинах — и вижу что-то неординарное, чего не сыщешь у нас – как правило не получается устоять перед искушением.

Наконец, немало у меня таких воблеров, что или подарены друзьями и знакомыми, или явились результатом обмена. В последнем случае всё происходит примерно так. Вы договариваетесь с кем-либо из товарищей: вы ему отдаете, скажем, десяток воблеров, которые у вас почему-то «не заловили», он вам – десяток сопоставимого уровня своих, которые не пошли у него. Как результат – это отмечалось уже не раз и не два – в новых руках воблеры вдруг начинают работать.

А давайте-ка съездим в Астрахань!

Вспоминается вторая половина 90-х. Именно в тот период наш массовый рыболов начал открывать для себя воблеры как класс приманок. Представители разных воблерных брендов стали активно выходить на российский рынок. Им требовалась рекламная поддержка. Интернет тогда еще был слаб, поэтому ставка делалась на печатные издания и видеофильмы.

Записки испытателя воблеров

Организовать видеосъемки в тот период было делом хлопотным и затратным. Нанимали профессионального оператора – с профессиональной же аппаратурой. Стоило оно немалых денег – каждый съемочный день обходился в кругленькую сумму. Поэтому делать всё надо было быстро.

Решение так поставленной задачи лежало на поверхности: едем на Нижнюю Волгу, там рыба «дуром прет», снимем кино про наши воблеры, уложимся в пару-тройку дней! Очень многие так и делали. Под Астраханью в 90-е рыба и вправду пёрла, поэтому видео выходило эмоциональным и насыщенным. А воблеры (ну, или что-то еще) получали требуемый пиар…

И ведь эта схема в самом деле была эффективной. По информации от продавцов рыболовных магазинов, где-то до начала нулевых включительно лучше всего продавались видеокассеты с «массовым избиением рыбы». Снималось такое видео, понятно, во всяких рыболовных Эльдорадо, и в первую очередь – как раз на Нижней Волге. Ну и подспудно зритель проникался доверием к снастям и приманкам, которые он видел на экране.

Но так не могло продолжаться вечно. С какого-то момента к нашему массовому рыболову начало приходить понимание, что дельта Волги и ближайшая к его дому речка различаются не только географическими координатами, но и количеством рыбы и, самое главное, её реакцией на приманки. И воблер, творящий чудеса в «Низах», сплошь и рядом не приносит ни единой поклевки на домашней воде.

Записки испытателя воблеров

Записки испытателя воблеров

Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я предпочитаю тестировать воблеры на водоемах столицы и её ближайших окрестностей? Потому что результаты такого тестинга получаются репрезентативными для большинства малорыбных и основательно прессингуемых акваторий. Иными словами, воблер, ловящий на Москве-реке или Пахре, имеет хорошие шансы оказаться ловящим на любой реке со схожей гидрографией.

«Ну и когда же выйдет статья?»

Как и с какими целями ко мне попадают воблеры на тест? Целей таких три: оценка качества и перспектив на российском рынке – это раз, советы по доработке – два, и «продвижение» — три. Начнем с последнего.

События, бывало, развивались по такому вот сценарию. Со мной связывается малознакомый мне человек – сотрудник компании, поставляющей в страну воблеры некой марки. И предлагает взять какое-то их количество «на пробу». Я, понятно, если у меня нет антагонизма с данной компанией, соглашаюсь. Без каких-либо предварительных условий с обеих сторон.

Дальнейшее сотрудничество, в моем понимании, зависит уже от того, насколько плотно и результативно пойдет у меня тестирование полученных воблеров. А оно в ближней перспективе может и не пойти. В том числе и по объективным основаниям. Например, в наборе в основном глубоководники, а я ловлю гораздо больше на мелкой воде. Или, скажем, крэнки попадают ко мне поздней осенью, это просто не сезон… Тем не менее, спустя какой-то весьма небольшой промежуток времени следует звонок с вопросом: ну и когда же выйдет статья про наши воблеры?

Поначалу меня такое развитие событий несколько обескураживало, но потом я стал оговаривать с самого начала условия. Во-первых, если у меня воблеры «не пойдут», то не будет ни статьи, ни какого-то иного вида «засветки» в СМИ. Просто я отказываюсь участвовать в продвижении того, в достоинствах чего нет уверенности. Во-вторых, если дело и дойдет до статьи в печатном издании, то она не будет носить характера чисто рекламной. Хотите рекламную – поищите другого автора. В-третьих, надо понимать, что от момента сдачи статьи в редакцию до её выхода на страницах журнала проходит порою более двух месяцев…

Записки испытателя воблеров

Еще вот что вспомнилось. Издавался еще недавно такой журнал – «Рыбалка на Руси». Написал я как-то в него «воблерную» статью. И вот беру вышедший номер, листаю, дохожу до своей публикации и… испытываю шок! В оригинальном тексте фигурировали воблеры пяти или шести разных, никак меж собою не связанных марок. В печатном варианте все их названия напрочь исчезли! Тут же звоню главному редактору. Тот виноватым тоном отвечает, что так было сделано «в интересах одного из учредителей». Надо ли теперь объяснять, почему вскоре я прекратил всякие отношения с данным изданием?

Работа над ошибками

Бывает, что воблеры мне достаются с целью их дальнейшего пиара, но вдруг в них обнаруживаются некий системный «косяк». Лет десять назад я получил некоторое количество воблеров одной солидной японской марки. Я тут же пустил их в работу. И в общем, они недурно так ловили… Но – вот беда! — сначала у одного, потом у второго, затем у третьего – поотламывались лопатки. Причем, что называется, на ровном месте, т.е. без каких-либо серьезных механических воздействий. Это стало, мягко говоря, сюрпризом. Очевидно, имел место инженерный просчет – либо в выборе марки пластика корпуса, либо в толщине и геометрии сочленения корпуса с лопаткой. От японцев чего-то подобного ожидаешь менее всего.

Записки испытателя воблеров

Когда я позвонил шефу фирмы-дистрибьютора и обрисовал ситуацию, тот мне решительно не поверил. Более того, через третьи руки до меня дошли его слова вроде бы о том, что это я специально ломал лопатки воблеров, чтобы выставить их в негативном свете на фоне воблеров от конкурентов! Глупость, конечно, но тем и запомнилось. Тем более что вскоре оказалось, что отламываются лопатки тех воблеров не только у меня.

По-нормальному, надо было наладить обратную связь с их производителем, обрисовать картину – и мотивировать проведение «работы над ошибками». Было оно так сделано или нет, я не в курсе. Уже хотя бы потому, что с более поздними воблерами той марки дела не имел.

Схожая по своему началу история, но с другим финалом произошла несколькими годами позже с воблерами, выпускаемыми на другом заводе. Разница в том, что завод тот был «чисто китайский», и я, будучи в командировке в КНР, на нем, под Вэйхаем, побывал. Проблемной оказалась одна серия воблеров – у них тоже обнаружилась «чрезмерная хрупкость» лопаток.

На месте выяснилось, что данная модель воблеров поставляется в Россию минимум под тремя торговыми марками. И потому рекламации стали приходить на завод от разных партнеров. И, надо отдать должное китайцам, они свою вину полностью признали и в максимально сжатые сроки, чуть скорректировав пресс-форму, наладили выпуск воблеров той же модели, но с усиленной лопаткой.

Проблема залипания

Чем в принципе различаются и дополняют друг друга японцы и китайцы, так это тем, что первые – генерируют идеи и воплощают их в совершенном, соответственно — дорогом исполнении, тогда как вторые – реализуют те же идеи в более бюджетной версии. И не удивительно, что для японских воблеров характерен гораздо меньший процент брака и конструктивных недочетов. Впрочем, исключения, подобные описанному выше, нет-нет да и случаются.

Записки испытателя воблеров

В этом контексте я бы хотел обратить внимание на одну, может, и не самую часто встречающуюся, но всё ж весьма болезненную проблему. Большая часть современных воблеров класса минноу снабжена системой дальнего заброса того или иного типа. Это бегающие внутри корпуса металлические шарики, цилиндры или что-либо еще. Так вот, бывает, что эти подвижные элементы вдруг теряют свою подвижность: они заклиниваются в канале или залипают.

Если вы с подобным еще не сталкивались, то вам сильно повезло. Мне – с учетом еще и того, что я тестирую сырые предсерийные модели, приходится иметь дело с залипанием часто. Но весьма редко оно случается у японских воблеров. Тогда как среди «китайцев» этим грешит где-то каждый десятый.

Как можно понять, что шарики залипают? Если корпус воблера полупрозрачный, то оно обычно непосредственно просматривается. Даже после сильного встряхивания воблера головой вперед шарик, который вроде бы должен перебежать ближе к голове, остается в хвосте. Другой признак: после заброса начинаем дергать воблер, но на паузах он занимает положение с сильно опущенной вниз хвостовой частью. Нормальный-то вариант — это когда воблер в стадии покоя немного наклонен вперед или ориентирован горизонтально. А резкий крен назад говорит о залипшем шарике. В таком состоянии воблер не годен для ловли.

Записки испытателя воблеров

Реже, но бывает, что шарик или цилиндр системы дальнего заброса стопорится в передней позиции. Это тоже не нормально, но всё же не столь критично. Такой воблер менее «летуч», но на проводке всё с ним хорошо.

К чему я столь подробно всё это разобрал? А к тому, что по опыту, склонность к залипанию – явление для воблеров «семейное». Если оно имеет место у одного воблера какой-то серии, то высоки шансы столкнуться с тем же и у других. Попадется вам один такой – воздержитесь от покупки других – той же модели. И погуглите отзывы в интернете. Если по воблеру имеется такого плана системный негатив, то он проявится через поисковик.

Создать что-то своё

Испытывать и оценивать «чужие» воблеры – будь то серийные или находящиеся на каком-то промежуточном этапе доводки – дело, конечно, полезное и интересное. Но всё ж более высокий уровень — это или создание и производство своими руками авторских воблеров, или разработка своих моделей в рамках программы известного воблерного бренда.

В последнем случае это могут быть т.н. подписные серии, известные нашим рыболовам, например, по воблерам Lucky Craft. Возможно, в том присутствует и доля субъективизма в оценках, но и по моему личному опыту, да и по отзывам ряда знакомых, подписные воблеры ловят сильнее «обычных», но близких к ним моделей. Хотя порою отличие одних от других невелико. Например, это может быть немного смещенный центр тяжести или чуть другой радиус обвода лобной части воблера. Хотя бывают и подписные воблеры, не имеющие ничего общего с основной воблерной программой той же торговой марки.

Лет пять назад появилась на свет линейка моих «фамильных» воблеров под маркой Kosadaka. Наверное, вы о них как минимум – слышали, а может, и на какие-то – ловили. Не будем особо углубляться в «фамильную» тему, но об одном неочевидном связанном с ними моменте я бы хотел коротко рассказать.

Записки испытателя воблеров

В линейке имеются два составника под названием Convoy: лопастной плавающий и безлопастной тонущий. У обоих – мягкие хвостики из эластомера. Мы с вами уже научены, что этот материал помимо плюсов (прочность, эластичность…) имеет и свой минус – в виде химической агрессивности при контакте с некоторыми другими полимерами. Как следствие, при неаккуратном хранении хвостик может деформироваться, а то и даже вовсе отваливаться.

Прежде мне доводилось иметь дело с разными воблерами данной конструкции. Что я для себя отметил, для одних – потеря эластомерного хвостика никак не отражается на работе и способности вызывать интерес у хищника, тогда как другие, если вдруг оно случится, практически выключаются — и «игра» их сбивается, и рыба их почти перестает замечать. Поэтому прежде чем принимать ключевое решение по составникам Convoy, надо было убедиться, что они принадлежат к первой группе, но никак не ко второй. Я тогда взял паузу — и на речках и «жабовниках» Подмосковья несколько дней специально ловил на предсерийники Convoy с принудительно деформированным хвостиком или вовсе без него.

Воблеры успешно сдали этот экзамен. И только тогда пошли в серийное производство.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.