Чем дольше ловишь щуку спиннингом, тем больше убеждаешься, что никаких закономерностей и правил-аксиом — даже на основе многолетних наблюдений — вывести нельзя, можно лишь составить для себя общую схему ловли. Наша хищница ведет себя совершенно непредсказуемо и задает всё новые загадки, заставляя каждый раз искать свой, особенный подход к ней.

Загадки щучьего клёва

Рассмотрим для примера пик щучьей активности — так называемый жор: сколько раз на него ни попадаешь, всё равно выявить в нём какую-то логичность при всём желании не получается. Вот взять хотя бы его длительность – она может составлять и десяток минут, а может — и несколько часов – и это в одном и том же месте ловли.

За последние годы я оказывался на таком «празднике души» всего 5 — 6 раз. Зато лет десять назад, когда я выбирался на рыбалку гораздо, гораздо чаще — за сезон как минимум 3 — 4 раза удавалось попадать на пики активности, во время которых рыба хватала приманку как сумасшедшая – но не любую, будь то воблер или блесна, а строго определенную.

Рассказы о том, что щука в период жора бросается на всякую движущуюся приманку – абсолютная ахинея, основанная на поверхностном знании вопроса. Более того, недостаточно с нужной приманкой оказаться в нужном месте и в нужный момент, её еще надобно и соответствующим образом преподнести. Но если уж все условия соблюдены, то щелкает выключатель щучьего клёва — и начинается…

Все мои попытки проанализировать такие случаи временного щучьего умопомешательства привели к полному провалу. В каждой конкретной ситуации не совпадал ни один фактор, сопутствующий всплеску активности – ни атмосферное давление, ни скорость и направление ветра, ни температура и прозрачность воды, ни освещенность водоема и тому подобное, поэтому любое прогнозирование будет подобно гаданию на кофейной гуще. В одних случаях клёв «как из пулемета» начинался ни с того ни с сего; в других — при замене приманки или изменении способа её проводки.

Загадки щучьего клёва

Нужно отметить одну любопытную деталь – рыболову гораздо легче заметить продолжительную активность хищника, чем кратковременную её вспышку, и это вполне понятно. Если щука длительное время (предположим, 5 — 6 часов) активно кормится и проявляет повышенный интерес к предлагаемым ей приманкам, этого не заметить просто нельзя, а вот короткие по времени выходы пропустить легче легкого.

Например, мы переплываем от одной точки ловли до другой, переход этот длится, скажем, 10 — 15 минут — и именно в это период может начаться и незамеченным окончиться бурный всплеск активности. Или, скажем, при бесклевье мы ненадолго вышли из лодки на берег пообедать и размять ноги на твердой земле, но именно в эти полчаса щука будет на воде хватать воблер или «силикон» на джиге как сумасшедшая – а мы этого не увидим. Так что некоторая доля везения здесь тоже присутствует. Для примера приведу несколько случаев из моей практики – думаю, для многих спиннингистов это будет интересным.

Загадки щучьего клёва

Первый пример относится к тем временам, когда воблеров у нас еще не было и в помине, а все охотились за щукой с «вертушками» и «колебалками». Ловил я почти всегда на обширных мелководных плавнях, тянущихся на многие километры вниз по течению Днепра. Это был целый лабиринт проливов, заток и рукавов, густо заросших камышом и кувшинкой, глубина там колебалась от полуметра до двух с половиной метров максимум. Ловля велась с берега, а поскольку берега были заболоченными, дно же — илистым и топким, то приходилось ползать по воде в забродном комбинезоне или в высоких сапогах-болотниках.

Места те я знал досконально, до малейшей кочки, и, конечно же, у меня были свои наработанные точки. Что интересно, многие заливы при полном внешнем сходстве отличались друг от друга своей продуктивностью: если на одних щука хорошо брала почти каждую рыбалку, то другие раз за разом упорно «молчали», лишь изредка «выстреливая». Щуки и крупного окуня в этих местах водилось предостаточно, но это отнюдь не означало, что их можно было взять с кондачка — рыбалка всегда была трудовая. Да еще попробуй, полазь полдня в воде по топкому дну среди камышей и осоки, в которой так и норовят запутаться ноги – короче, всё было непросто.

В одну из весен, приблизительно через неделю после вскрытия водоемов ото льда, я решил провести на плавнях разведку боем — посмотреть, насколько активна щука после зимы. Честно говоря, особой надежды на успех у меня не было: мелководные заливы только-только освободились от ледяного панциря, а вода оставалась еще очень холодной — никогда ранее в такое время щук спиннингом я не ловил. Так что ехал я, в основном, с целью выяснить обстановку на водоеме и подышать свежим воздухом, да и просто побросать блесну после зимнего простоя.

Загадки щучьего клёва

Но в первом же небольшом заливе с максимальной глубиной до двух метров «выяснение обстановки» закончилось поимкой четырнадцати щук, пять из которых были от двух до четырех килограммов, и это за два — два с половиной часа! Причем только одна щука, самая большая, взяла на «колебалку», а остальные — на вращающуюся блесну небольшого размера. Закончился же активнейший клёв как по сигналу — после этого я трижды обловил заливчик, меняя блесны, но не заработал даже холостого удара.

Можно было бы подумать, что я попал на преднерестовый жор щуки, но все попавшиеся были пустые — уже отнерестились. Случай довольно показательный: если бы я приехал на водоем немного позже, то мог бы остаться совсем ни с чем, не увидев и поклевки, т.е. сыграла свою роль некая доля везения.

Загадки щучьего клёва

Второй случай произошел в другой рыболовный сезон, и не ранней весной, а в конце апреля на одном из плавневых заливов, узким проходом связанного с руслом Днепра. Той весной я ездил на рыбалку практически через день — так уж у меня отлично получилось. И раз я попал на очень активный клёв щуки, продолжавшийся в течение двух дней подряд: причем, что интересно, в первый день брала исключительно некрупная щука до восьмисот — девятисот граммов, а во второй мелочь вообще исчезла из улова — только солидные экземпляры. И в первый, и во второй день сумасшедший клёв так же внезапно заканчивался, как и начинался, а продолжался он не более полутора часов.

Реагировала рыба только на небольшую «колебалку» Efzett от DAM, отлитую из баббита — я специально ради эксперимента пробовал чередовать разные вращающиеся и колеблющиеся блесны, но немецкая моделька оказалась вне конкуренции. Причем атаковала рыба блесну исключительно с дальней дистанции, на выбросе – думаю, это происходило по причине высокой прозрачности воды в неглубоких плавнях.

Улов второго дня был наиболее впечатляющим — я поймал 9 щук, 3 из которых весили под 3 кг, а две — почти по 5 кило каждая. Что в это раз послужило причиной таких коротких вспышек активности щуки – оставалось только гадать: то ли как-то менялась освещенность водоема, то ли просто из Днепра в мелководные заливы массово заходила щука полакомиться нерестящейся «белью» — непонятно.

Загадки щучьего клёва

Следующие два примера активнейшего клёва щуки относятся к лету с его жаркой погодой и водой, прогревающейся до температуры парного молока. Если верить тому, что пишут в рыболовной литературе теоретики, то в жару щуку спиннингом ловить вообще бессмысленно, однако практика доказывает, что это далеко не так.

Июньским утром мы с товарищем выбрались на плавни. По утреннему холодку за три часа активной ловли в излюбленных местах заработали на двоих всего одну невнятную щучью поклевку, да и ту нереализованную. Высоко поднявшееся солнце стало уже вовсю припекать. Решаем обловить небольшое озерцо с выходящей из него узкой и длинной мелководной протокой — там мы всегда брали несколько дежурных щук; место было, как говорят теперь, перспективным.

Доходим по заливному лугу до озерца, расходимся метров на сто в стороны и начинаем ловить — я на свой любимый «Шторлек», товарищ — на чуть более широкую «Норвегу». И тут беззвучно щелкает выключатель щучьего клёва — и начинается просто цирк: у меня через каждые 5 — 6 забросов или щука, или сход, в то же самое время у товарища — вообще по нулям: щуки, буквально разрывавшие мою блесну, к его приманке даже не притронулись!

Мой товарищ — человек азартный, и его такой расклад буквально убивал: он стал судорожно менять приманки, но не смог поймать ни одной зубастой, хоть и ловил он спиннингом весьма неплохо. А я еще подливал масла в огонь — с шутками-прибаутками вытаскивал очередную щуку, всячески обыгрывая при этом тему кривых рук у некоторых рыболовов.

Но после того как я дал ему запасной «Шторлек» из своей коробки, он сразу начал ловить — вот вам и «хватает во время жора любую приманку»! Минут через тридцать «пулеметный» клёв стал стихать, а потом и вовсе сошел на нет, но товарищ всё ж успел поймать 6 щук, я же — 19 (большинство, понятно, мы выпустили), а количество сходов и ударов по блесне мы просто не считали. Продолжался этот праздник чуть более часа, он резко начался и так же внезапно закончился, хотя вокруг абсолютно ничего не изменилось — ни освещение водоема, ни скорость и направление ветра, ни температура воздуха или воды…

Другой случай непродолжительной гиперактивности хищницы произошел вообще в самый разгар летней жары — в июле месяце, когда температура воды даже в проточном Днепре была +23 °С, а в мелких плавнях стоячая вода вообще прогрелась сверх всякой меры.

Загадки щучьего клёва

В тот раз я вечером пришел к отцу, который всю жизнь был поклонником лещовой рыбалки, и стоял, как всегда, с палаткой на своем любимом месте на Днепре — до плавней оттуда было две-три минуты ходьбы. Я решил сходить на плавни на следующий день, забрался в палатку и честно проспал мертвецким сном аж до десяти утра. Когда проснулся, солнце уже жарило вовсю, ветра не было — погода явно не щучья.

Позавтракав и искупавшись в Днепре, я взял спиннинг, коробку с блеснами и налегке пошел на плавни — заливы в том месте были мелкими, так что забродных сапог мне вполне хватало для лазания вдоль стены высоченного тростника. Стоял полный штиль, жара просто давила на мозги — за два часа полоскания разных приманок удалось вымучить всего одного окунька и трехсотграммовую щучку. Закончив с этим неблагодарным занятием, я потихоньку побрел к лагерю, чтобы посмотреть, как отец ловит лещей – у него как раз начался неплохой клёв.

Между тем солнце скрылось за неизвестно откуда набежавшими облаками, а поднявшийся юго-восточный ветерок вызвал на поверхности воды приличную рябь; жара как-то сразу ощутимо уменьшилась. Я опять взял спиннинг и без рюкзака (всё равно не ловится) отправился на плавни, на этот — в другое место, на крошечное озерцо, от которого отходила узкая глубокая протока, впадавшая в один из заливов. И буквально через пару забросов пожалел, что не взял с собой рюкзак — на колебалку «Атом-2» села щука под два кило. Пришлось опять бежать в лагерь, нацепить рюкзачок и возвращаться обратно.

Вернулся — и сразу влетела щука за килограмм, начинаю с ловлей медленно продвигаться по протоке. Щуки словно озверели и бросались на блесну через каждые 3 — 4 заброса, половина из них сходила в первые же секунды после поклевки, но и тех, что удавалось вывести, оказалось более чем достаточно.

Загадки щучьего клёва

Но, как всегда, поклевки постепенно сошли на нет – и праздничная феерия закончилась, на этот раз клёв был коротким — всего около часа. На следующее утро к нам на берег пришел товарищ-щукарь, послушал мои рассказы, загорелся — и мы вместе «рванули в пампасы». Но, перехлестав плавни разными приманками в два спиннинга, сумели поймать лишь по одной щуке — аттракцион невиданной щедрости закончился.

Следующие два случая произошли осенью, однако в разные годы, и первый просто поразил меня коротким, но просто бешеным клёвом. Ниже одной из рыболовных баз параллельно основному тянулось старое русло Днепра, а разделяло русла несколько островов. Я любил ловить на «старике» — вдоль берега тянулась широкая полоса кувшинок, растущих на свале в глубину, и методичное облавливание этого свала почти всегда давало неплохой результат: трофеев особых, правда, не наблюдалось, но щук до пяти килограммов я ловил там не раз.

Внутри одного из островов имелась пара небольших заливов, соединявшихся и с Днепром, и со «стариком», щука там ловилась всегда — правда, некрупная, до полутора, редко до двух кило весом. И вот в один из сентябрьских дней я упорно, но безуспешно облавливал с лодки свалы в глубину на старом русле, заработав всего два холостых удара по блесне, потом проверил заливы внутри острова — там щука тоже не отзывалась, несмотря на все мои ухищрения. В конце концов, это занятие мне надоело, и я сел перекусить, бросив якорь на выходе одного из заливов в старое русло.

Слабый северо-западный ветерок еле шевелил водную гладь, погода стояла по-летнему теплая. Домой собираться еще рановато, но после целого дня пустого полоскания приманок азарт исчез, поэтому я нашел компромисс — решил далеко не плавать, а ловить на входе в залив и в нём самом. Начинаю методично обрабатывать свал, ведя блесну приблизительно в метре от дна в медленном темпе — и на пятом или шестом забросе ловлю щучку-килушку, а сразу же за ней — еще двух таких же. Уныния как не бывало — вот она, рыбацкая удача!

Делаю заброс за забросом, но выходов больше нет: переплываю в залив, якорюсь на границе травы и начинаю веером облавливать акваторию. Когда число забросов перевалило за полтора десятка, ловлю закилошную щуку, потом еще одна сестра-близняшка резво упирается и делает рывки из стороны в сторону. Вытаскиваю её, следующий заброс — снова есть! Успеваю сообразить, что «началось». Поймав одну за другой 8 щук, причем всех — одного размера, словно из инкубатора, решаю заканчивать — просто надоело. Поднимаю якорь, но ради эксперимента решаю выяснить — а будет ли щука брать на «дорожку»?

Загадки щучьего клёва

Забрасываю «вертушку» и сразу же начинаю грести со средней скоростью — глубина в месте ловли всего-то чуть более двух метров. Успеваю сделать максимум три гребка — бац, есть! Вытаскиваю рыбу, новый заброс, опять максимум три гребка — и еще одна щука забилась на другом конце шнура! Чтобы лодку не снесло в траву, бросаю якорь и вывожу рыбу, но всё — это была последняя моя щука в тот день. Я половил еще минут 40 — 50, сменив при этом две стоянки — хоть бы слабенький тычок по блесне! Продолжался клёв самое большее полчаса, и закончился резко — будто занавес опустили.

Еще один интересный случай произошел лет пять назад: дело было в октябре месяце возле одной из рыболовных баз южнее Киева. В тот раз, поймав с самого утра на Бомберовский составник полукилограммовую щучку и отпустив её подрастать, я безуспешно проплавал большую часть дня — рыба категорически отказывалась ловиться на какие-либо приманки. У встреченных коллег успехи тоже были нулевыми: как ни обидно, ничего не поделаешь — такие провалы в клёве у щуки бывают.

На обратном пути на базу заплываю в небольшой заливчик с глубиной до двух с половиной метров — время еще есть, можно немного побросать. Начинаю твичить, меняю воблеры, проводки — глухо как в танке. Видать, не судьба сегодня поймать рыбу. Решаю: последние пять забросов — и на базу. Бросаю, катушкой загоняю воблер на его рабочий горизонт и делаю недлинную плавную потяжку удилищем, выдерживаю паузу в пару секунд, во время которой как раз успеваю выбрать провисший шнур, начинаю выполнять следующую потяжку… А на том конце шнура уже туго ворочается неплохая щука, которая, увы, через пару секунд сходит. На сердце аж похолодело — после целого дня бесклевья такой шанс реабилитироваться, а я его позорно упустил, от неожиданности растерявшись и не сделав подсечку.

Кляня себя на чём свет стоит, бросаю в том же направлении, успеваю сделать три потяжки — и на паузе ощущаю отчетливое «бум» по воблеру, подсекаю — теперь не уйдешь! Беру красавицу-щуку под два кило в подсак — неплохой почин. Вновь забрасываю и опять веду воблер плавными потяжками, довожу до самой лодки — ничего. Перекидываю метров на десять левее, пара потяжек — есть! Щука попалась чуть меньше первой, но гораздо агрессивнее — у лодки стала выделывать такие кренделя, что я подхватил её подсаком лишь с третьего раза. О дальнейшем скажу коротко: с первого якоря я поймал 6 щук, со второго — 5, потом клёв как отрезало, словно его и не было вовсе.

Вот такие загадки, порой неразрешимые, задает нам щука, особенно это касается кратковременных вспышек бешеного клёва, но с чем это связано – для меня загадка: можно, конечно, гадая на кофейной гуще, строить различные теории, увязывая такие пики щучьей активности с различными метеорологическими и сезонными факторами, но, по-моему, это занятие малоперспективное.

Как по мне, так лучше чаще выбираться на рыбалку, увеличивая свой шанс попасть на один из таких щучьих сабантуев. К тому же, если бы ловля щуки была легко предсказуемой, она просто потеряла бы всякий интерес…

Опровержение от Андрея Швеца. В февральском номере журнала этого года в моей статье «Минимизация рабочего набора приманок» допущена досадная ошибка: подрисуночная подпись к фото 2 гласит «Тяжелый глайдер для ловли на средних и больших глубинах от Pavel NSK», а на самом деле на фотографии показана приманка другого умельца. Приношу свои искренние извинения новосибирскому мастеру Павлу Гречневу (Pavel NSK, vk.com/pavelgrechnev) и привожу фото джерков ручной работы, которые он на самом деле выпускает.

Загадки щучьего клёва

Загадки щучьего клёва

Загадки щучьего клёва

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.