Летом минувшего года дней 20 — 25 я посвятил ловле голавля. И почти в каждый из этих дней основным типом приманок, которые я использовал, были так называемые «тараканы». А если учесть, что и позапрошлое лето мало чем отличалось в этом плане, «фактуры» набралось ой как много! Зимой на «таракана», увы, не клюет. Зато сейчас можно не торопясь систематизировать наблюдения, плюс – основательно подготовиться к следующему «тараканьему» сезону…

Таракановедение

Вместо введения

Если вы более или менее регулярно следите за теми ветками рыболовных форумов, где публикуются вести с водоемов, то почти наверняка видели и самих «тараканов», и пойманных на них голавлей. Поэтому я лучше не буду говорить много вводных об этой разновидности приманок. Просто кратко их опишу.

Речь идет о приманках для ловли спиннингом (заметьте – не нахлыстом!), которые отдаленно напоминают каких-то насекомых или паукообразных. Их собирательно повелось называть «тараканами». Характерная длина – 2 — 4 см, масса – 2 — 4,5 г. Значительное большинство «тараканов» сделано из мягкого пластика, некоторые – комбинация мягкого и твердого. Практически все «тараканы» — плавающие. Но некоторые – едва-едва держатся на поверхности, а у других – плавучесть весьма высокая.

Генетическая память?

Я не случайно чуть выше дистанцировался от нахлыста. В том числе и потому, что у нахлыстовиков принято, подбирая «мушку», весьма щепетильно копировать её внешним видом то или иное насекомое, которым преимущественно в данном месте и в данное время питается рыба. В нашем же с вами случае имитация выходит именно отдаленная.

Попытки «срисовать» в облике спиннинговой приманки что-то вполне определенное из мира членистоногих предпринимались не раз и не два. «Майские жуки», «кузнечики», еще что-то… Но – исполненное в виде крэнков. Почему так? Всё просто: приманка, которая «играет» (а крэнки ведь «играют»), лучше продается. Ну и как-то ловит. Но ловит-то вовсе не потому, что очень похожа на майского жука. Если тот же крэнк, имитирующий жука, просто оставить лежать на поверхности, поклевку мы будем, мягко говоря, ждать очень долго. Зато поклевка на «таракана», покоящегося на поверхности, далеко не исключительное явление.

Что так привлекает голавля в «таракане», что он съедает его даже неподвижного? Отвечу уверенно: лапки, усики — или как их еще назвать? Короче, то самое «обрамление» из узких полосок силикона, которое характерно именно для этого класса приманок. Откуда уверенность? Всё просто. Есть статистика, согласно которой по мере того как лапки «редеют» (отрываются, выдергиваются) «таракан» становится всё менее привлекательным для голавля. А совсем или почти совсем без лапок – так он вообще ему не интересен.

Голавль берет «таракана» не потому, что воспринимает его как какое-то конкретное насекомое, что имеет обыкновение сваливаться «ему на голову» с нависающих деревьев, а просто, я так думаю, в силу своей «генетической памяти». За долгие годы эволюции в голове рыбы закрепилось, что если нечто с лапками упало сверху или просто замечено копошащимся на поверхности воды, то оно должно быть съедено. Детали внешнего вида особого значения уже не имеют. Тот же городской москворецкий голавль явно не привык к тому, что на него что-то живое с лапками с деревьев падает, однако ж он прекрасно ловится на «таракана».

Не совсем по теме

Таракановедение

Здесь стоит обязательно сказать несколько слов про одну сильно обособленную приманку, на которую я уже пару лет ловлю методом «тараканинг», но собственно «тараканом»-то она не является. А является – лягушкой. Точнее – маленьким, что-то около 3 г, «лягушонком». Выпускаются такие под несколькими японскими марками, но наиболее реалистично смотрится «лягушонок» от Tiemco.

И в самом-то деле, эта приманка очень-очень похожа на настоящего лягушонка. И в данном конкретном случае я берусь утверждать, что голавль (и не только он) именно таковой её и воспринимает. При этом настоящая лягушка, плавающая в Москве-реке неподалеку от Кремля, это большая-большая редкость. Но «резиновую» — голавль очень даже жалует. Это снова генетическая память. Ведь голавль всеяден и местами очень охотно поедает примерно таких вот маленьких лягушек. Я вот даже сам когда-то давно ловил на Оке голавлей на лягушат, прыгающих тут же по берегу.

Типичная поклевка на искусственного «лягушонка» выглядит так. Голавль замечает плывущую где-то неподалеку лягушку, идет на неё, тормозит в нескольких сантиметрах, секунду-две размышляет…

Тут у него где-то «в глубинах подкорки» включается та самая «память многих поколений», голавль решает, что перед ним что-то, что можно съесть. И съедает!

Важен ли цвет?

Да, это тот самый вопрос, что уже более сотни лет чаще других будоражит умы спиннингистов. Мой на него ответ в большинстве случаев отрицательный или близкий к таковому. Но наша сегодняшняя тема заслуживает чуть более детального, чем обычно, разбирательства.

Не будет особым откровением, если я замечу, что существенное большинство натуральной тараканоподобной живности, что падает с неба в воду и съедается голавлем и какими-то еще нацеленными на такого рода корм рыбами, имеет окраску в серовато-зеленовато-бурых тонах. То же самое, кстати, можно сказать и про лягушек. А поскольку выше мы с вами уже отметили, что определенное сходство наших приманок-«тараканов» с реальными пищевыми объектами рыб весьма желательно, логично было бы предположить, что сказанное распространяется и на их расцветку, правильно?

В самом деле, у меня и некоторых знакомых накопилась «цветовая» статистика по «тараканам», согласно которой серенький или коричневый «таракан» дает раза так в полтора, а то и в два больше поклевок, чем розовый или ярко-алый. Что, в общем-то, ожидаемо, но всё-таки хотелось бы, чтобы такой разницы не было. Почему? А потому, что яркого «таракана» гораздо удобнее контролировать визуально: и на забросе – чтобы не повесить его ненароком в полете на ветки, и уже на поверхности воды.

Впрочем, есть компромиссный выбор. Чисто белый цвет. Он и нашему глазу неплохо виден, и по поклевкам – я не заметил, чтобы он проигрывал серому и прочим.

Где и когда?

Мне довелось результативно ловить на «тараканов» примерно на десятке разноплановых рек и речек. Начиная с тех, что принято называть «микро», и до самой Волги.

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Таракановедение

Вот где «таракан» оказался неэффективен, так это на больших просторах, где ловлю надо было вести, что называется, «по площадям». Там «вертушки» с крэнками имели объективное преимущество — благодаря в полтора-два раза более далекому забросу. А вот на акваториях или участках акваторий, где дальность посыла решающей роли не играла, «таракан» был как минимум конкурентоспособен, а как максимум – по поклевкам и поимкам сильно впереди других приманок. Это, понятно, в первую очередь небольшие реки, плюс прибрежные, часто с травой и коряжником зоны рек более серьезных.

Сезон «тараканинга» короток. В Средней полосе — это лето плюс половина сентября. Что характерно, мая в рамках этих сроков нет. Хотя, казалось бы, в период лёта майского жука голавль должен быть «заряжен» на поедание всего того, что падает на поверхность воды сверху и хотя бы отдаленно напоминает хруща. Но ведь нет – сколько я ни пытался обрыбить в наших широтах «таракана» в последний месяц весны, успеха не возымел.

Иное дело на юге. Там «тараканы» включаются на малых речках с середины апреля. И работают (особенно на Нижней Волге) до начала октября включительно.

Парадоксальная снасть

Таракановедение

Характерная масса «таракана» — 3 — 3,5 г. Это ведь чистый УЛ, правильно? Потому вроде как и снасть нужна соответствующая?

Но – не торопитесь. Простая логика в нашем случае не работает. Ответ на поставленный вопрос чаще всего отрицательный. И парадоксальный. Спиннинг сверхлегкого класса оправдан, когда мы ловим на Большой воде. Сплавляясь на лодке по течению и покидывая под берег и рядом с торчащими из воды коряжками, мы можем себе позволить удилище с тестом до 7 г и «ниточку» #0.5 — 0.6 (0,117 – 0,128 мм). Такая снасть позволяет кидать подальше, что важно. А нагрузка на неё в данном варианте ловли ложится относительно щадящая. На малых же реках, напротив, дальность броска не актуальна, зато очень актуален сдерживающий ресурс. Соответственно, и спиннинг берется помощнее – с верхом теста 15 — 20 г, и шнур — #1.2, а то и 1.5 (0,185 и 0,206 мм соответственно). Ловля с парапета в городе – это что-то среднее. Здесь тесто спиннинга – до 10 — 12 г, шнур — #0.8 — 1.0 (0,148 – 0,165 мм).

Вопрос, который, уверен, возникнет у многих: а нужен ли флуорокарбоновый поводок? Для начала замечу, что «флюр» или вообще моно в роли основной лески в принципе не стоит рассматривать. Что же до поводка, то я его могу допустить — как фактор обеспечения минимальной заметности оснастки. Но мой опыт говорит о том, что ФК-поводок не нужен. Даже на Москве-реке, где течения почти нет и, по идее, голавль мог бы легче заметить «плетенку» и насторожиться. Но этого не происходит.

Что важнее, тактика или техника?

Таракановедение

Обычно и то и другое мы рассматриваем как нечто единое целое. В предположении, что правильно поставленная техника без верно выбранной тактики ничего не стоит. Так оно, пожалуй, и есть в нашем случае. Начнем – с тактики.

Вопрос, который надо для себя решить, это динамика перемещений. Ведь есть в ловле голавля такой вариант тактической схемы, как стояние взабродку на перекате. Многие его не без успеха практикуют. Но – не с «тараканами». «Тараканы» требуют именно динамики, т.е. движения.

На малых речках это часто сводится к схеме «одна точка – один заброс». Выглядит всё примерно так. Собственно, «точка» — это часто реально точка, т.е. обособленная компактная позиция, на которой удается подлезть к воде в зарослях береговых кустов и камыша. С точки открывается какой-то угол заброса, но чаще это очень узкий сектор, а дальность броска – редко более 10 м. И важно исполнить этот заброс аккуратно и точно, просчитывая, откуда голавль мог бы атаковать приманку. Если атаки не было, то на втором и последующих забросах шансы падают на порядок. Лучше сразу двинуться на следующую точку.

На более открытой и широкой акватории тоже не стоит «зависать» на месте – даже если для того вроде бы имеются основания. Под «основаниями» я понимаю явное присутствие голавля: его можно заметить и по характерным водоворотам на поверхности, и непосредственно по силуэтам гуляющих рыб. Если речь идет об участке длиной порядка полусотни метров, на котором явно есть голавль, то отсутствие признаков интереса рыбы к «таракану» в течение 10 — 15 минут – этого более чем достаточно для ухода с этого места. Может быть, это воспринимается как занудство с моей стороны, но просто мне часто на реках встречаются новоиспеченные ловцы на «таракана», которые готовы по часу и более подкидывать приманку под нос гуляющим на виду голавлям – без всякой взаимности с их стороны.

Таракановедение

Вот одиночный голавль на точке – это уже несколько иное. При том, что голавль — это рыба, ведущая весьма подвижный образ жизни, бывает, что он занимает статичную позицию. Это можно сравнить с засадной моделью поведения судака или щуки, когда хищник прячется за корягой, подкарауливая жертву. Но с той оговоркой, что голавль-то порою не особо и прячется. Его можно видеть стоящего у пучка травы. Разница, наверное, в том, что в отличие от названных выше зубастых хищников, голавль не зацикливается на охоте на мелкую рыбешку. А от сносимых течением жучков-паучков и прочего корма такого рода прятаться не надо.

Так вот, такого одиночного малоподвижного голавля тем более не стоит бомбить десятками забросов. Достаточно двух-трех предложений. Но – здесь это важно! – если эти несколько забросов не дали эффекта, на точку стоит вернуться спустя какое-то время – через полчаса или час. Очень может быть, что голавль опять окажется на месте, а второй «подход» станет результативным.

Наконец, тот же одиночный голавль, только в движении. Такого часто можно заметить, особенно в солнечную погоду и безветрие. Голавль плывет в 10 — 20 см от поверхности со средней скоростью и легкими галсами вправо-влево, реагируя на потенциально съедобные объекты, что встречаются на его пути. По такому голавлю тоже не стоит кидаться до исступления. Очень важен самый первый прицельный заброс. С каждым последующим шансы на поклевку падают раза в три.

Теперь – техника

Здесь нет резона проявлять усердие в эпистолярном жанре. Лучше хотя бы один раз увидеть. Наберите в Гугле: «канал константина кузьмина голавль» — и вы получите несколько ссылок на видео, где «тараканы» выступают в роли основных или одних из основных приманок. Там всё наглядно.

Таракановедение

Но всё равно есть резон дать несколько комментариев. Технику подачи «таракана» можно подразделить на три основных разновидности — это «шагающе-площадная», «дрейфовая» и «прицельно-точечная». Они используются как по отдельности, так и в комбинациях.

Так, на Москве-реке в центре города мы чаще ловим именно «по площадям», и почти нет течения, чтобы как-то закладываться на снос «таракана». Поэтому просто делаем заброс вдаль и, неспешно подматывая шнур, легкими подергиваниями вершинки спиннинга, заставляем приманку «шагать» по поверхности.

Когда забрасываем зряче по гуляющему голавлю, перекидываем на пару метров траекторию его движения. Ну и кладем «таракана» впереди от рыбы. Делаем несколько «шажков» — и останавливаем. Голавль запросто может «таракана» и совершенно проигнорировать, но может или сходу, или на секунду притормозив в нескольких сантиметрах, его съесть.

Но всё же чаще «шагающая проводка по площадям» — это заброс «в никуда» и подергивающееся передвижение «таракана». И внезапная поклевка. Или даже не поклевка, а просто водоворот позади приманки, что тоже добавляет эмоций. Ибо часто голавль спустя несколько секунд «таракана» догоняет и проглатывает.

Ловля со сносом «таракана» — это, как легко догадаться, там, где имеется течение посильнее москворецкого. Либо с берега на малой речке, либо со сплавляющейся лодки. Что здесь хотелось бы отметить, так это то, что стоит пробовать оба варианта: и свободный (насколько это возможно) снос «таракана», и с более или менее значительными его пошевеливаниями.

Наконец, «точечная» техника — это забросы в расчете на моментальную поклевку. Например, под самую стенку камыша или осоки – особенно, если в этом месте стенка не ровная, а с выступом или нишей. Или по одиноко торчащей из воды коряге. Или под аппетитно нависающую над водой ветку…

Иногда создается впечатление, что голавль выцеливает подлетающего к поверхности воды «таракана» за какие-то десятые-сотые доли секунды до его приводнения. И, собственно, на приводнении его хватает. Даже если вы никогда не практиковали «тараканинга», вам что-то похожее должно быть знакомо по ловле на воблеры. Но с «тараканами» поклевки в момент падения случаются почаще.

О самоделках

Таракановедение

«Тараканы» — это редкий тип приманок. Вы их сумеете найти далеко-далеко не в каждом магазине. Это — во-первых. А во-вторых, они, по сравнению с другими силиконовыми приманками, стоят дороговато. Поэтому как бы сам собою встает вопрос об их домашнем изготовлении. Опыт такой у меня (и не только у меня) имеется. То, что получается, вы можете видеть на фото. А как это делается – посмотрев видео, набрав в поисковике «канал константина кузьмина таракан на коленке».

Чем еще хороши самодельные «кукарачи» — с ними можно экспериментировать с размером, формой, крючковым оснащением…

Напоследок, кстати, одна маленькая хитрость, связанная с оснащением. Когда мы монтируем «таракана» по японскому образцу – цепляя его одинарным крючком за голову, есть риск, что приманка – на забросе или на вываживании – просто-напросто слетит. Чтобы такое неприятное для нас развитие событий исключить, делаем следующее. Из прозрачного пластика, из которого сделана, например, упаковка для воблеров, вырезаем кружок диаметром что-то около 3 мм. Прокалываем по его центру отверстие и после насаживания самого «таракана» насаживаем этот самый кружок. Он выступает в роли стопора: упирается в бородку крючка и не дает свалиться приманке. Потери «тараканов» сокращаются раза так в два.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.