Богата земля калининградская водоемами и рыбой, перечислять устанешь. С каждым годом всё больше рыбаков на берегах рек и озер, всё больше любителей лодочной рыбалки в наших заливах. Последние 3 — 4 года идет активное освоение прибрежных вод Балтийского моря: треска, судак, лосось, камбала, весной — сарган — это уже привычный перечень морской фауны.

О ручьевой красавице

Недавно, гуляя по берегу моря, натолкнулся на двух рыбаков, которые успешно ловили на фидерную снасть леща и крупную — за килограмм — плотву у волнорезов. В реках — жерех, голавль, язь, рыбец, щука, окунь, сом. В одной речке сохранился даже хариус.

Очень жаль — почти исчез усач, а ведь ещё недавно его было много. А в маленьких речушках можно встретить красавицу-пеструшку — ручьевую форель. Правда, всё реже и реже, а охотников на неё всё больше и больше. И возможно, что кого-то из них, как и меня, привлекает даже не сама форель, а, в большей степени, природа тех мест, где эти речушки протекают, и специфика рыбалки, которая сродни охоте.

Так бы безмятежно и рыбачил себе, но как-то в разговоре с петербуржцами упомянул о ловле форели, чем сильно удивил своих коллег, потому что в Ленинградской области лов ручьевой форели запрещен. Я смутился, немедленно поднял регламентирующие документы – «Правила рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна» и «Красную книгу Калининградской области» — и с облегчением узнал, что лов этой прекрасной рыбы у нас не запрещен.

Некоторые форелевые речушки напоминают горные ручьи. Они в незапамятные времена воспользовались глубокими царапинами на теле Земли, прочерченными ледниками, в которых, извиваясь змейкой, текут и по сей день. Их быстрые холодные воды омывают валуны, разбросанные по руслу, а за ними и под завалами от упавших деревьев в омутах (фото 1) и прячется форель. Берега — чистые и легко проходимые, плавно переходящие из пологих в обрывистые и обратно в зависимости от изгиба реки.

Пойму окаймляют высокие крутые склоны, поросшие смешанным лесом. Огромные ели соседствуют с вековыми дубами и древовидными кустарниками лесного ореха — лещины. Другие речушки выглядят совсем просто — они равнинные, без особых фантазий, с песчано-гравийным дном и обрывистыми берегами. Пойменные их низины покрыты огромными вербами, корнями уходящими в воду, тальником, увитым повителью и диким хмелем, да низко растущими деревцами тёрна и черемухи (фото 2).

За рабочую неделю так устаешь от общения с людьми, что в выходные так хочется покоя. И ищу я его на своих маленьких речушках, где за целый день, бывает, не встретишь ни одного человека. Только шелест листьев и журчание воды на перекате, да дикие животные – деловитые лисы, пугливые косули, нагловатые кабаны — иногда выкажут своё присутствие. А летом симфонию природы дополняет многоголосье птичьего хора — синички, сойки, дрозды. Промелькнет в стремительном полёте зимородок, разнесется барабанная дробь дятла. Зимой же этих прелестей почти нет.

О ручьевой красавице

К слову – о зимнем времени: в Калининградской области частенько природа преподносит сюрпризы в виде теплых зим — и тогда мои любимые ручейки почти не замерзают, а их берега вполне доступны для ловли (фото 3), надо только поймать нужную прозрачность воды, поскольку иногда накрапывает дождик. Если всё удачно совпало — и дождя нет, и вода нормального уровня и прозрачности — есть надежда повстречаться с хозяйкой здешних ручейков.

У каждой речушки свой нрав, как у людей. Есть — шумные, крикливые, с бурлящими между камней струями, с небольшими водопадами, очень красивые (фото 4), но и очень доступные, популярные у любителей форелевой рыбалки. На одной из таких много лет назад была поймана первая в моей жизни форелька.

Тогда всех форелятников я знал поименно — их было совсем мало, причем большинство относились к речкам крайне заботливо — или всю мелочь отпускали, или рыбачили по принципу «поймал — отпустил». Но и сейчас среди моих знакомых в молодежной среде много таких. Значит, есть надежда — что-то и внукам оставить на этой земле. Раньше я носил с собой маленькую метровую рулетку, и если рыбка меньше тридцати сантиметров — свободна. А сейчас и более крупную отпускаю — мало её стало.

Есть у нас в области одна речушка, в которой водится вполне себе крупная, форель – до трёх килограммов (видел фото на нашем рыболовном сайте). Самому поймать такую не довелось, но однажды боролся с очень крупной рыбой. Правда, она сорвалась — шансов победить её тогда с моей снастью у меня не было никаких. Позже поймал там форель на кило шестьсот (она на заставке к статье), но ушедшая была много больше.

О ручьевой красавице

Есть ручьи тихие, скромные, мало кому известные, потому что труднопроходимые, на первый взгляд — совсем не похожие на форелевые. Зато только здесь и можно уловить то неповторимое ощущение единения с природой, когда – только ты и она. Надеешься лишь на себя, на свою сноровку, на свой опыт.

Здесь ты вне времени, здесь прикасаешься к вечности: как и тысячи лет назад журчат вода этих маленьких живописных речушек, где чувствуешь себя неотъемлемой частью природы. Для меня они — самые желанные, любимые, хоть и трофеи там не водятся, и ходить там сложно. Зимой — ещё куда ни шло, а вот летом — полный экстрим: густой кустарник, крапива выше человеческого роста, бобровые ямы, замаскированные в траве, подмытые берега и завалы из упавших от старости огромных деревьев (фото 5). Зато количество форели (правда, некрупной — до семисот граммов), которое в них когда-то водилось, внушало уважение. Брал я там рыбу — по потребности, двух – трех, остальных — отпускал.

В последние годы, к огромному сожалению, количество форели в них резко сократилось. То ли из-за увеличения численности бобров, которые так и норовят заболотить ручей, да так, что каждую рыбалку приходится начинать с разбора нескольких бобровых плотин. То ли это связано с подъемом сельского хозяйства в области — обработкой полей химикатами и последующим смывом их в воду. А итоге, к примеру, в позапрошлом сезоне в таких ручьях мне удалось поймать только одну рыбу – правда, крупную, за килограмм (фото 6).

О ручьевой красавице

Теперь – немного о снастях. У меня для подобных рыбалок снасти проходили длительный естественный отбор. Было перепробовано и много различных вариантов спиннинговых удилищ. Быстрый строй при некотором опыте позволяет сделать точный прицельный бросок — как выстрел, а это крайне важно, потому что рыба — очень осторожная и при постороннем шуме не будет реагировать на приманку. Но у такого спиннинга есть и весьма существенный минус: форель — рыбка стремительная, а при вываживании сопротивляется отчаянно, даже некрупная, но «быстрый» спиннинг недостаточно гасит резкие её рывки, что в результате приводит к частым сходам.

Вот спиннинг параболического строя хорошо справляется с этой задачей, но теряется точность, о важности которой я уже упоминал выше. Можно, конечно приноровиться и добиться более-менее точного заброса. Но лучше подобрать спиннинг, который удовлетворял бы всем требованиям. В идеале — это, конечно, спиннинг сложного строя: на заброс работает только вершинка, а при вываживании — весь бланк до ручки.

Мне пришелся по душе спиннинг из семейства Аmundson длиной 2,1 м с тестом 2 – 10 г, на который я установил катушку Stradic 1500FA от Shimano. Выбор катушки пришелся именно на данную модель из-за передаточного числа — 6:1, надежности и четкой, плавно регулируемой работы фрикциона. Высокое передаточное число обусловлено тем, что я отдаю предпочтение ловле «вертушками», что, в свою очередь, подразумевает технику подачи up-stream, т.е. бросок вверх по течению.

Так как форель стоит головой против струи, то, двигаясь вверх по течению, мы имеем возможность, не выдавая себя, приближаться со стороны хвоста максимально близко. При этом скорость проводки должна немного превышать скорость потока, чтобы обеспечить стабильную «игру» блесны. Блеснами пользуюсь только проверенными, отличающимися стабильной устойчивой «игрой».

Давно замечено, что проводку желательно делать в самом медленном темпе, как только это позволяет блесна. Номер «вертушки» выбираю исходя из уровня воды — от первого до третьего. Цвет лепестка зависит от прозрачности — чем мутнее вода, тем ярче окрас. Предпочтение отдаю блеснам фирм MEPPS, Rublex, Aqua, Blue Fox, DAM (фото 7). Если изготовитель «вертушки» не делает на тройнике «мушку», то я часто вяжу их сам — для более стабильной «игры» блесны.

Наконец спиннинг с катушкой к рыбалке готов, корзинка для рыбы, сапоги-забродники, нож, жилетка со всеми необходимыми инструментами — кусачками, щипцами, алмазным надфилем. И ещё несколько необходимых мелочей: охотничьи спички, кусочек бересты, застежки. И, конечно же, поляризационные очки, без них к реке и подходить не стоит — всё равно ничего не увидишь, ни где рыба стоит, ни где коряги на дне лежат, не различишь, где брод, а где — глубина. Ну, вот с экипировкой и закончили.

Ставлю любимую блесну — Veltic от Rublex №3 и, выверяя каждый шаг, немного пригнувшись, подкрадываюсь к воде. Первый заброс делаю в трех метрах от себя, под противоположный обрывистый берег, отвесно уходящий в воду. И неспешно выбирая леску, по дуге провожу блесну. Первые броски далеко делать не надо, потому что если вдалеке вдруг попадется рыба, то она распугает всех других на своём пути. Место знакомое, здесь иногда в прошлом попадалась форель.

Ручей делает поворот почти под 90° — и отбойная струя промыла в русле продольное углубление (фото 8). Очередной заброс пришелся под противоположный отвесный берег, в который била струя, проводку планировал сделать так, чтобы блесна прошла вдоль русловой канавки максимально близко ко дну. В тот момент, когда блесна уже приближалась к выходу из понравившейся мне впадины, рука ощутила резкий, ни с чем несравнимый рывок.

Рыба билась отчаянно, борясь за свою жизнь, но по тому, как слабо гнулся спиннинг, я сразу понял — небольшая. Хоть резкие и частые рывки хорошо гасились бланком, но у самых ног форель смогла освободиться и юркнула в спасительную глубину под ближайший завал, чем избавила меня от лишних хлопот по её освобождению. На глазок рыбка была граммов 300, я такую обычно отпускаю.

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

О ручьевой красавице

Надо же, только пришел, первое место, первые забросы — и сразу поклевка! Это обнадеживает. И не зря: пройдя метров сто, делаю очередной заброс, блесна проходит вдоль уходящих в воду корней огромной вербы, растущей на берегу. И с восторгом наблюдаю замечательную картину — навстречу блесне из глубины поднимается (даже, я бы сказал — всплывает как подводная лодка) крупная, на вид граммов 700 — 800, форель. Сердце учащенно забилось, а сам — изваяние, не шелохнусь. Потому что расстояние до рыбы всего-то каких-нибудь метра полтора. И вот блесна, приближаясь со стороны головы, уже поравнялась с ней. Но атаки нет, и молнией пронзает мысль — что-то не так!

О ручьевой красавице

А блесна уже проходит вторую половину тела форели — и не успел я додумать свою тревожную мысль до конца, как вдруг рыба делает «бочку», изогнувшись брюхом кверху, и стремительно хватает блесну. Рука автоматически дергается, делая подсечку. Но в костистой пасти рыбы не нашлось ни одного миллиметра мякоти, за который мог бы зацепиться тройник — и блесна, лишь слегка царапнув, выскочила из зубастого рта. Рыбка исчезла из поля зрения. Обидно, даже не поборолся!

Редко форель атакует после схода повторно, но проверить надо. Ещё один заброс — и опять мощный рывок, подсечка… Ну что за невезение? Опять мимо! Памятуя о том, что дважды на одну и ту же блесну поклевки редки, дрожащими от волнения руками меняю блесну на воблер. Легким движением кончика спиннинга посылаю проверенный воблер от известного китайского производителя фирмы Freeway чуть выше места поклевки.

Стоимостью воблерка, как говорится, три копейки за кило в базарный день, но по уловистости рядом с ним не могу поставить ни одну именитую фирму. Не подвел он и в этот раз — не успел проплыть и метра, как мощный рывок подтвердил, что выбор приманки сделан верно. Подсечка — и вот уже крупная рыбка бьется на той стороне спиннинга, напрягая его по-полной. Ничего не могу сделать — форель резкими рывками тащит приманку с такой силой, что снасть того и гляди не выдержит. И только благодаря хорошо отрегулированному фрикциону борьба всё ещё продолжается.

Это просто бестия какая-то, а не рыба — при таких незначительных размерах так биться за свою свободу могут только лососевые. И вдруг форель пошла на меня. С трудом успеваю выбирать леску, чтобы не давать слабину, но рыба пролетает мимо, уходя в сторону и заставляя петь фрикцион. «Свеча», какая красота! И опять несколько сильных рывков — и вот она уже на поверхности вытворяет неимоверные кульбиты. Расстояние между нами сокращается, но вытащить рыбку на берег не представляется возможным. Дело в том, что я стою на обрывистом берегу, уходящим отвесно в воду на 70 – 80 см, а на такую высоту рыбку моим спиннингом не поднять.

Остается только ждать, когда соперник устанет и сдастся. Но он и не думает капитулировать — рывок, и ещё рывок, и ещё… И своего добивается: шлепнув на прощание хвостом, стремительно исчезает в глубине ручья. После стольких неудачных попыток форель всё-таки победила. Вот что значит – никогда не сдаваться и биться до последнего! А я? В растерянности ещё некоторое время тупо смотрю на воду. Я уже уверовал в свою победу и никак не ожидал такого исхода. Но, приходя в себя, улыбнулся, с благодарностью вспоминая минуты сражения и ту радость, которую подарила мне эта маленькая, но очень свободолюбивая рыбка.

О ручьевой красавице

Присел на замшелый, давно упавший, ствол некогда могучей вербы. Надо отдышаться, успокоиться и унять дрожь в руках. Курить давно бросил, а так бы, наверное, закурил. Достал из корзинки полулитровый термосок, не спеша попил чайку и осмотрелся. Уже пробивались первые ростки крапивы и черемши, начали набухать почки вербы — всё говорило о приближении весны. Подумал, что как здорово, что речка оживает — рыбка есть и неплохая, да ещё и поклевывает. Взглянул на часы — пару часов ещё можно побродить. Приманку менять не стал.

За долгие годы рыбалки на этих ручьях я изучил рельеф дна и наиболее вероятные места стоянки форели — вымытые в русле канавки, подмытые крутые берега, лежащие в воде стволы деревьев, валуны. Подошел к давно проверенному месту. Делаю заброс с таким расчетом, чтобы воблер прошёл как можно ближе к лежащему в воде поперек ручья стволу дерева (фото 9). Под ним чернеет промытое течением углубление.

Визуального контакта с воблером нет, поэтому никак не могу понять — кто или что царапает по нему. Когда же я его смог увидеть, моему взору предстало забавное действо: за воблером шла форелька — и, как собачонка, набрасывалась на приманку, стараясь укусить её за бок. И в один из бросков она таки зацепилась за тройник. Я поддёрнул воблер — и рыбка, освободившись, шустро шмыгнула под бревно. С улыбкой проводив её взглядом, подивился такой агрессивности малыша.

Подхожу к одному из самых любимых моих мест. Здесь ручей, сужаясь, делает поворот — и струя, с силой ударяясь о торчащий из воды у самого берега могучий пень, постепенно затихает, переходя в глубокий плёс. В прошлом году я поймал здесь крупную форель, потянула на килограмм. А в те времена, когда рыбы было много, в этом месте, бывало, ловил по несколько штук мелочи.

О ручьевой красавице

Позицию выбираю так, чтобы воблер можно было забросить по течению чуть дальше пня и чтобы максимально долго удержать его на границе струи и обратного течения — обычно любимого места стоянки крупной форели. Первый заброс не принес желаемого результата, как и ещё несколько последующих. Крупная форель иногда бывает очень привередлива. Ставлю знаменитый воблер «Бычок-подкаменщик» от Salmo, тонущий вариант. После нескольких забросов понимаю тщетность попыток и прекращаю бомбардировать пень. «Всё меняется», — подумал я и в безнадёге сделал бросок вверх по течению на ровный участок речки перед сужением и интенсивно, чуть быстрее струи, выполнил подмотку.

Тонущий «Бычок» идёт в придонном слое, иногда царапая дно. Но что это? Два подряд несильных рывка — это уже не царапки по дну. Очень похоже на поклевку. Делаю ещё заброс — и в том же месте уже более ощутимый рывок. Подсечка — мимо. Следующий заброс — тоже вхолостую. Заменяю «Бычка» моим фаворитом — воблером от Freeway. Сработало — сильный рывок отчетливо передался в руку! Уверенная хватка хорошей форели. Подсечка — и спиннинг гасит первые резкие рывки рвущейся на свободу рыбы.

Фрикцион слегка, по-стариковски, кряхтит, удерживая дистанцию. Я же продолжаю крутить рукоятку катушки, пытаясь эту дистанцию сократить — и мне это удается. Форель завертела характерную для некрупной рыбы «мельницу». И вот я наконец-то вывожу красавицу на прибрежную отмель, а затем и на берег. Вот оно, совершенное произведение матушки-природы: ярко-серебристые бока с разбросанными по ним красными и черными горошинами в обрамлении белых колец (фото 10). Рыбка примерно граммов на 500. На берегу она сама благополучно отцепилась — и после короткой фотосессии была отпущена восвояси на подрост.

Закончился очередной день, проведенный на рыбалке. Как всегда, пролетел он совершенно незаметно, поэтому и не идёт в зачёт жизни. Спасибо, речка, за доставленные мгновения радости, за счастье общения, за бурю эмоций. Ещё встретимся!

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.