Какой выйдет рыбалка, успешной или провальной, часто зависит от мелочей, которым многие из нас в большинстве ситуаций не придают никакого значения. А придавать – надо. Одна такая «мелочь» — это горизонт, на котором проходит приманка. Скажем, на мелководье это может быть и самый «топ», т.е. непосредственная поверхность воды, и уровень, грубо говоря, на пол-ладони ниже. Практически одно и то же? Я бы так не сказал…

На топовом уровне. И чуть ниже...

Выводы после первого «топ-вотерного» сезона

Где-то около двадцати лет назад я очень увлекся ловлей на поверхностные приманки. Нет, я изредка пускал их в ход и прежде, но это были скорее отдельные эпизоды. И результаты выходили весьма посредственными. А тут, что называется, прорвало: я почувствовал к «поверхностникам» предметный интерес, очень многое с ними, самыми разными, стало получаться. А спустя неполный год я уже ощутил себя «великим экспертом по части топ-вотеров» и стал раздавать всем интересующимся данной тематикой советы.

На топовом уровне. И чуть ниже...

Основные выводы, которые я тогда, после первого «топ-вотерного» сезона для себя сделал, были такими. Во-первых, поверхностные приманки на наших водоемах работают строго пять месяцев в году, это с начала июня по конец октября. Вне этого периода шансы поймать на них почти нулевые. Во-вторых, на попперы поймать «нашу» рыбу проще, чем на что-то другое из топ-вотеров.

Детализация

Почему я вдруг пришел к таким заключениям? Понятно, что в силу практики. Помню, случилась у меня в то время год рыбалка 1 ноября, на «жабовнике». Одну щуку на поппер поймал, еще две – клевали. А на следующий день вся акватория покрылась тоненькой корочкой льда. «Значит, берет на верховые приманки до самого конца. По крайней мере, на мелкой стоячей воде именно так…»

Вот пришла весна. Ожидания были увидеть «симметричную» картину: сойдет лед, щука отдохнет от нереста и начнет клевать на попперы.

Но приходит конец апреля. Ноль. Вторые майские праздники. Ноль. Пошла третья декада мая. Всё еще ноль. А на воблеры-то и «железо» — клюет. Первую «попперную» щуку я поймал 31 мая. Вывод казался очевидным: весна – не топ-вотерный сезон.

Что до приоритета попперов над остальными типами поверхностных приманок, то я уже как-то приводил его объяснение. Просто попперы – они изначально понятнее в плане того, что с ними нужно делать. Дергаешь – они булькают. В начале освоения новой темы простота приветствуется.

Впрочем, был тогда у меня один поппер, который не укладывался в общую закономерность. Я ведь той весной успел и в дельте Волги побывать, в середине апреля. Идея была прозрачная: сильно южнее, теплее… Значит, всё раньше должно быть по особенностям клева, так? Оказалось, что нет. Тоже не клюет на поверхностные приманки. Точнее, не клевало на все, кроме одной. На упомянутый выше поппер (то был какой-то «американец») я поймал-таки несколько щук и окуней. Но не придал тому значения, т.к. на блесны с воблерами поймал в разы больше.

Как тумблер, или лягушки – не показатель

На топовом уровне. И чуть ниже...

Нам всегда хочется тому или иному поведению рыбы найти какое-то подкрепленное логикой объяснение. Первое, что приходит в голову, когда задаешься вопросом, почему хищник, та же щука, вообще проявляет интерес к поверхностным приманкам, это то, что в «сознании» рыбы возникают некие параллели между ними и лягушками. Ибо что еще живое в должном количестве может плавать по поверхности водоема?

И как-то сразу приходит мысль, что щука должна бы начинать реагировать на топ-вотеры с момента, когда по поверхности начинают плавать эти самые лягушки. Это происходит где-то в первой декаде мая – когда у земноводных наступает период размножения. Но щука придерживается мнения, что она ничего никому не должна. И не берёт в эти дни на топ-вотеры. Точнее, иногда всё-таки попадается на них, но это скорее эпизоды, чем система.

А потом – как будто кто-то тумблер перекидывает из положения «Выкл.» в положение «Вкл.». Щука начинает буквально «жрать» поверхностные приманки, не давая им прохода. День Х в Средней полосе обычно приходится на самый конец мая. Но может «плавать» туда-сюда в зависимости от особенностей конкретной акватории и хода весны.

Когда тумблер всегда в положении «Выкл.»

Знаю я уже много лет один прудик в полусотне километров от Москвы. Средние глубины – метров около полутора, травка, т.е. типичный «жабовник», где имеются все вроде бы предпосылки к тому, чтобы щука летом активно реагировала бы на поверхностные приманки. Но расклад по данному пруду у меня выходит следующий: на воблеры и «резину» я поймал за всё время порядка сотни щук (больше, конечно, «шнурков»), на топ-вотеры – одну. Причем этим топ-вотером был баззбейт – приманка, редко пользуемая в наших краях.

А я ведь с попперами и уокерами, можно сказать, упирался. И не на одной рыбалке, а на нескольких. Тем не менее. Всё, что идет по самой поверхности, у местной щуки было в игноре. А ставишь, например, слаг на неогруженном офсетнике, который проводится всего на десяток сантиметров ниже – и поклевка не заставляет себя ждать.

Водоемы этого рода встречаются не сказать, что как исключение. Об этом надо знать. И если вы вот выбрали для себя в качестве топ-вотерного полигона некую акваторию, но на ней на уокеры с попперами – ни гу-гу, то это не значит, что вы делаете что-то не так. Просто не повезло с полигоном, а на другом, похожем, дело очень даже пойдет.

Un jour tu ris, un jour tu pleures…

Это строка из французской песни* о переменчивом ото дня ко дню женском настроении. Вспомнилось не просто так. Щука порою ведет себя как та еще капризная мадам! В отношении поверхностных приманок – особенно. Если выше мы коснулись случая, когда она в принципе не ловится на них – ни сегодня, ни завтра, ни через месяц, то теперь речь идет о тех водоемах, где в целом-то топ-вотеры работают результативно, но нередко выпадают дни, когда на них – реакции ноль. Именно на них. На что-то другое – клюет.

На топовом уровне. И чуть ниже...

На топовом уровне. И чуть ниже...

На топовом уровне. И чуть ниже...

На топовом уровне. И чуть ниже...

На топовом уровне. И чуть ниже...

На топовом уровне. И чуть ниже...

Я как-то присутствовал на съемках телепередачи, основной её темой была обозначена ловля на попперы. Двое ребят, которые выступали в кадре в роли главных действующих лиц, несколькими днями ранее приезжали на пруд на разведку. Всё было хорошо: щука очень даже охотно кушала поверхностные приманки. Видео обещало получиться интересным. Однако проходит полчаса, час – ни одной атаки. Человек с камерой начинает нервничать. Я в тот день был привлечен в роли исполнителя «плана Б»: ну, если вдруг с попперами не заладится, надо было снять хоть что-нибудь. Это ведь сейчас видео про рыбалку снимают все кому не лень, а 15 лет назад выписывался профессиональный оператор с камерой «Бетакам». И его рабочий день стоил немалых денег.

Если говорить коротко, то резервный сценарий сработал: мы поймали на камеру штук семь или восемь щук и щучек, но всех – на воблеры, ни одной на поппер. Для меня самого на тот момент это явилось неожиданностью. Я даже где-то через неделю еще раз специально приехал на тот самый пруд – чтобы проверить, не нормализовалось ли отношение щуки к поверхностным приманкам. Очень скоро выяснилось, что нормализовалось: поклевки на поппер начались буквально с третьего заброса. Вот и пойми её после этого… Впрочем, надо, наверное, не понимать, а принимать. Как данность. Это ведь мы подстраиваемся под щуку, а не она под нас. Поэтому нам часто приходится менять тактику, технику, приманки.

Вы что-нибудь слышали про «мягкий баззбейт»?

На топовом уровне. И чуть ниже...

Этот термин ввел очень известный в недавнем прошлом американский профессиональный рыболов-спортсмен Ларри Никсон. Суть в следующем. Берем виброхвост с достаточно большой хвостовой лопастью и насаживаем его на офсетный крючок. Поскольку силикон обычно имеет плавучесть, очень близкую к нейтральной, приманка в сборе на счет тяжести крючка получается медленно тонущей.

Однако если виброхвост вести в достаточно скоростном темпе, плюс еще подняв вершинку спиннинга повыше, он идет по самой поверхности, при этом создавая за счет работы хвоста «бурунение». Это не только турбулентность, но еще и характерное звуковое сопровождение. Отсюда, собственно, и аналогия с баззбейтом, который тоже «бурлит».

Но в контексте нашей сегодняшней темы «мягкий баззбейт» нам интересен не в плане создаваемого им визуально-звукового эффекта, сколько благодаря возможности работать им на разных горизонтах – как на самой поверхности, так и ниже.

Выглядит это примерно так. Начинаем ловлю, проводя виброхвост как чистый топ-вотер, т.е. кончик удилища – повыше, подмотка — побыстрее. Есть поклевки – хорошо, нет – несколько меняем схему анимации. Делаем проводку комбинированной. Несколько метров проводим приманку по самому верху, потом чуть замедляем подмотку – виброхвост идёт в подводном положении. Потом ускоряем – виброхвост выныривает. И так – несколько раз.

Чем хороша подобная схема? А тем, что она индифферентна к переменам в настроении щуки, о которых мы говорили выше. Не нравятся ей сегодня топ-вотеры – мы предлагаем ей опцию выбора чего-то другого.

Да, вот еще что стоит непременно сказать о «мягком баззбейте». В отличие от твердотелых поверхностных приманок, он предполагает отложенную подсечку. А если еще и силикон «съедобный», то тем более. Кто в теме, тот понимает, что этот приём хорошо работает с разными оснастками, когда мы ловим на «вкусную резину» без огрузки или минимально огруженную. Для остальных – дам совет: не подсекать сразу, как только щука схватит виброхвост.

Лучше выдержать паузу в пару секунд – и только после делать подсечку. Не вдаваясь в детали, просто отмечу, что так реализация поклевок выше.

Урок Окичоби

Еще один тип поверхностных приманок, который предполагает отложенную подсечку, это силиконовые «лягушки». В этой связи мне вспоминается одна история, главным действующим лицом которой был басс. Впрочем, это не должно сильно смущать, т.к. басс и щука в своей реакции на лягушек очень схожи.

На топовом уровне. И чуть ниже...

…Лет пять назад, в ходе командировки в Америку, у меня был запланирован день рыбалки на озере Окичоби (Okeechobee) во Флориде. В роли гида выступал не абы кто, а чемпион мира Том Манн. Я загодя поинтересовался, какие приманки следует взять в первую очередь. Манн ответил, что достаточно будет нескольких силиконовых «лягушек». Опыт ловли басса на «лягушек» у меня уже был, и я взял с собой пару-тройку тех, что хорошо работали на Кипре – в уверенности, что они также сработают и во Флориде.

Однако к исходу первого получаса я был, прямо скажу, обескуражен. У Тома в активе числилось уже четыре пойманных басса, у меня – одна вялая пустая поклевка. Начал искать причину. Нашел. Мои «лягушки» были полыми — плавающими, «лягушки» Тома – тонущими. Соответственно, они по-разному себя вели на остановках проводки, и, как оказалось, именно это имело решающее значение. Я «стрельнул» у Тома пару его «лягушек» (благо, у него в коробке их лежало с пару дюжин) – и дело пошло: я тоже стал ловить. Почти все поклевки приходились или на паузу, когда «лягушка» тонула среди травы, или на начало подмотки, когда она шла еще в подводном положении. Судя по тому, что в коробке у Манна других (полых) «лягушек» не было вообще, это была система на Окичоби.

Что-то подобное, с разными вариациями, мне приходилось наблюдать и у нас, когда я ловил щуку. Бывает, что она заточена (в конкретный день или вообще на акватории) на какой-то один тип поведения пластиковой «лягушки». Бывает, что лучше себя показывает неспешная проводка с легкими подтвичиваниями и короткими паузами, на которых приманка остается лежать на поверхности. Тогда она, разумеется, должна быть плавающей. Но бывает, что гораздо больше поклевок приносит окичобский вариант – с тонущей «лягушкой».

Кстати, после некоторого числа щучьих поклевок полая «лягушка» приобретает, так сказать, «переменную» плавучесть. Острые зубы дырявят пластиковое тело — и приманка начинает «попивать воду». Но если её перед очередным забросом отжать, то плавающие свойства на какое-то время восстанавливаются.

Еще вот здесь стоит отметить один момент. Помните я в начале рассказал про поппер, который единственный ловил у меня в весенней дельте? Так вот, он, что бывает редко у попперов, был тонущим. Теперь я понимаю, что именно это имело значение. Поклевки провоцировались выходом приманки наверх из подводного положения.

«Подповерхностники»

На топовом уровне. И чуть ниже...

«Лягушки» с виброхвостами — это, конечно, хорошо. Но нельзя в сравнении с топ-вотерами обойти вниманием такие типы приманок, как воблеры SSR-класса и саб-уокеры. Последние – в принципе абсолютному большинству из нас незнакомы. Некоторое время назад я даже написал про саб-уокеры отдельную журнальную статью. Но она, можно сказать, проскочила незамеченной. Просто эта разновидность приманок – редка. Хотя есть вот саб-уокер, например, под известной всем маркой Rapala. Но мне вот более других знаком (по числу пойманных «хвостов» хотя бы) саб-уокер от Izumi.

Суть в следующем. Мы имеем приманку, очень похожую на обычный уокер – без лопасти и с торпедоподобным телом, но тонущую и с горизонтальной центровкой. На рывковой проводке саб-уокер выписывает тот же зигзаг, что и простой уокер, только происходит это не на поверхности, а ниже. Насколько ниже – это от модели зависит. Может быть и несколько сантиметров, а может – и полметра. Мотивация всё та же: когда щука игнорирует чисто поверхностные приманки, предлагаем ей альтернативу.

Так же оно и с SSR-воблерами, с той лишь разницей, что они – плавающие и куда как популярнее у наших спиннингистов. Типичный пример такого воблера — это мой «фамильный» Kosadaka Cubix. Крэнк этот я задумывал, в первую очередь, для ловли голавля.

А голавль, как известно, далеко не всегда охотно отзывается на топ-вотеры «воблерного» типа (т.е. не «тараканов»), но ловить его часто приходится на перекатах, где или «воробью по колено», или слой воды над травой – всего сантиметров десять. Вот тут-то и выручает сверхмелководник.

Примечание редактора*. «Ты то смеешься, то плачешь», слова из песни марсельской хип-хоп группы IAM.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.