Голавль не перестает меня удивлять. Знаю обитаемый этими рыбами участок реки, излюбленные ими места, знаю рабочие приманки, как их подать, как подойти к месту, где расположиться и куда забросить. Но не знаю, случится ли сегодня поклевка…

Голавль 2016: как это было

Эта всеядная в принципе рыба — то ли неимоверный гурман, то ли никогда не испытывает проблем с питанием, а скорее — и то и другое. Сегодня лобастый кидается на этот воблерок-крэнк, а завтра — от него же удирает. Наверное, такой непредсказуемостью и запал мне в душу этот красноперый хитрец. Да так, что в начале спиннингового сезона не могу себе представить более захватывающего и азартного действа, чем весенняя ловля голавля.

В отличие от прочих нерестящихся или болеющих после нереста хищников, голавль активен до нереста, во время и после него. Красноперый в эту пору радует особо злыми поклевками, не слишком вникая в характеристики предлагаемых приманок.

Голавль 2016: как это было

Уникальность ситуации заключается ещё и в том, что, как говорят маркетологи «предложение ограничено»: здесь и сейчас голавль отменно ловится, а спустя каких-нибудь пару-тройку недель, с входом реки в летний уровень, в иной день может показаться, что лобастый будто вымер.

Ниже приведу краткую хронику прошлого сезона, который, как всегда, принес толику новых знаний.

Апрель, малая река, приоритет места

Апрель 2016 года. Потеплело резко и сразу, практически — до майских значений. Воздух так прогрелся, что пришлось раздеться до термобелья. Обильно обрызгался акарицидным «одеколоном», майку заправил в штаны, а носки натянул поверх штанин. Всё для защиты от клещей. Стал невыносимо похож на Габора Кирая, вратаря сборной Венгрии по футболу. В руках — нетипичный для меня ультралайт. Я бы, конечно, предпочел более уместный в здешних условиях лайтовый спиннинг, но на этой голавлевой речке оказался проездом после вылазки на лесной ручей, а там — другая тема.

Времени на рыбалку по остаточному принципу отвратительно мало, потому действую без разминки — сразу ставлю убойный местный вариант — Smith Camion Magnum SR в цвете, который называю «уголек» (фото 1). Первая проводка в интересном «весеннем» месте — и сразу фирменная поклевка, которую не может проглотить даже пластичный ультралайт. Удочка безвольно согнулась под тяжестью голавля (а в том, что это именно красноперый — у меня в данном конкретном месте сомнений не было). Фрикцион нивелировал неистовые мощные рывки, и лишь на третьем из них я робко уверовал в свои шансы подержать эту мощную рыбу в руках.

Место это представляет собой поворот русла на 90°. Течение образует подрез под обрывистым берегом с приличной глубиной и мощным потоком. Что любопытно, голавли попадаются здесь из года в год, но лишь в начале сезона. По мере прогрева воды, они смещаются выше и ниже на классические перекаты.

А берег тут обрывист — и приходится буксировать лобастого с добрый десяток метров вниз по течению, прежде чем удается спуститься к урезу воды и дотянуться до трофея рукой. Ох, и непростая это задача, скажу я вам, короткой легкой удочкой усмирить такого здоровяка!

Воблер — глубоко в голавлевой пасти, только б не повредить жабры… Рыба пузатая, явно икряная (фото 2). Аккуратно высвобождаю трофей, и возвращаю в родную стихию. Как же это здорово, когда цикл планы-сборы-рыбалка-поклевка-поимка-возврат замыкается!

Чуть ниже по течению есть весьма похожий рабочий участок. И там всё повторяется один в один! И снова поклевка следует незамедлительно, на первой же проводке. Это говорит о том, что красноперый в хорошей форме и активно кормится (фото 3).

Май, малая река, презентация решает

Ловля «на всплеск» до последнего была для меня чем-то нестандартным. Нет, конечно, атаки голавля при приводнении приманки у меня случались неоднократно, но о перманентности речь не шла: за рыбалку один-два случая, не более.

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Всё было по стандарту в ту памятную рыбалку: май, лайтовый спиннинг, небольшая речка. Этот приток Немана я знал неплохо, особенно участок ловли, что вселяло оптимизм. Погода подначивала мои фантазии, обещая если уж не благоприятствовать, то уж точно не мешать ловле. И вот, наконец, мы на месте: речка в хорошей весенней форме, снасти собраны, и терпения уже совершенно никакого не осталось.

Первое место молчит. На втором — все забросы, включая контрольный, ничего не дают. Где-то после пятой смены диспозиции моё легкое замешательство переросло в стойкое предчувствие «пролета». В думах смутных очередной заброс выдался корявым — и воблер повис на стене осоки у противоположного берега. Впрочем, крэнк удалось сдернуть первым же аккуратным рывочком. Приманка мягко шмякнулась буквально в десяти сантиметрах от уреза воды.

В мгновение ока на поверхности образовался бурун, а затем пришла и поклевка! Надо же, десятки и десятки классических забросов проверенных приманок по течению, против и поперек ничего не принесли, а тут — есть контакт, и слёту! Дальше — больше: стал прицельно обрабатывать самый урез противоположного берега — и дело пошло. Поклевки следовали одна за другой (фото 4). Атаки зрелищные, на самой поверхности, на SR-версии, хотя глубины позволяли применять и более глубоководные модели.

Под вечер тактика моя настолько трансформировалась, что я попросту стал подкидывать воблерок во все доступные для заброса места, расположенные у уреза противоположного берега, генерируя сотни «булей». Если поклевка на всплеск не следовала, проводку не продолжал, а просто выбирал леску для очередного подброса

Голавль 2016: как это было

Насытившись голавлевыми атаками, переключился на созерцание окружающей природы, присмотрелся к прибрежной траве — и, кажется, нашел ответ: там было полно новоиспеченных стрекоз, которые ещё даже не освоили полет (фото 5). Вот их-то и караулил у самого уреза наш красноперый гурман. Что характерно, при проводке всё того же воблерка вдоль берега на всё том же ничтожном удалении, что и приносившие удары подбросы, поклевок не случалось. Видимо, плывущий параллельно берегу по или против течения воблер не особо походил на упавшее с травки насекомое. А стоило этот же самый воблерок предложить голавлю по отработанной схеме, как тут же, практически на приводнении, его съедали.

Май, средняя река, разведка боем

Дальше голавлевые вылазки привели меня на речку помасштабнее — довольно крупный водоток бассейна Западной Двины. Ситуация интересная: здесь полно местного голавля, но, мало того, весной сюда заходит ещё и много «транзитной» рыбы из Двины. Важно лишь дождаться падения уровня реки до рабочих отметок — и можно ловить.

В отличие от малоречных условий, когда знаешь любой кустик и омуток, здесь каждый раз — как в первый раз: всегда приходится проводить разведку боем. Год от года после паводков ощутимо меняется река, а вместе с ней и стоянки рыбы.

Лайт в таких условиях работает в полную силу: потребуется вся мощность и дальнобойность удилищ этого класса. Даже тяжелыми дальнобойными крэнками массой в 8 — 9 г и летучими «колебалочками» в 5 — 7 г русло удается перебросить лишь в отдельных местах. Чтобы достать до рыбы, раз за разом воздух разрезают хлесткие звуки очередного дальнего заброса.

Условия ловли — самые разнообразные: каменистые перекаты, участки с островами, мосты, повороты русла — в общем, всё самое хрестоматийное и картинное можно встретить здесь. За сим и едем. В каких-то из этих мест голавль проявляет себя утром, где-то — более-менее равномерно на протяжении всего дня, где-то — на вечерней зорьке, а где-то – вообще никогда.

Правда, красноперый стоит очень локально. Так, мы однажды за день сменили пять очень похожих друг на друга перекатных участка — и лишь на последнем из них началась ловля. Так что нашу рыбу придется поискать.

Здесь, на среднего калибра реке, лучше работают воблеры покрупнее да поагрессивнее. Естественно — из голавлевой обоймы: Jackall Cherry, Smith Super Camion, Incubator Rush 60, Incubator Drop 75 (фото 6) и им подобные, ведь рыба, живущая в этих условиях, не особо привыкла мельчить.

Многое решает правильно выбранная позиция на берегу, а точнее — угол заброса по отношению к потоку. Дело даже не столько в том, что на перекате голавль стоит точечно — и нам нужно угодить в поле его зрения, а, скорее, в траектории прохода приманки.

Голавль 2016: как это было

К примеру, если угол заброса будет слишком острым (направление — на 10 часов), мы просто не успеем завершить классическую неспешную голавлевую проводку. Приманку на половине выброса прибьет к берегу мощным потоком, а уж там она непременно встретит какую-нибудь помеху в виде травы или даже коряжки. И если даже и не случится зацепа, то агрессивная проводка против мощного течения вряд ли будет интересна голавлю. Или, к примеру, обратная ситуация — мы слишком развернули угол относительно течения (направление 15 часов) — и при забросе воблер, описав дугу, закончил пустую проводку, потому что банально не прошел над головой у красноперого.

В общем, грань здесь довольно тонкая, и лишь поклевки будут для нас лучшим индикатором. Правильный угол вычисляется в каждом конкретном месте сугубо методом проб и ошибок, и величина его, понятно, отнюдь не постоянна, а зависит от специфических условий. По прохождении какого-то времени, правильное направление заброса угадывается интуитивно и без долгих раздумий.

Смотришь, скажем, на участок реки, и думаешь: ага, вот здесь основная струя, а у того берега небольшая «обратка» и заросли осоки, причем видно, что нехоженой, — подброшу-ка я свой воблерок аккурат туда, на границу струй. И ещё до начала осознанной подмотки следует резкий звук фрикциона! Сразу понятно, что это голавль — такой удар подвластен только ему.

Или же по центру русла островок — коса, поросшая молодой осокой (фото 7). В летнюю межень русло по ту сторону острова сильно мелеет, а в засушливый год и вовсе сходит на нет, вся вода огибает остров у нашего берега. Но сейчас-то река полноводна по-весеннему, потому мощи её потока хватает на эти два фронта.

Будь я голавлем, отстаивался бы не перед островом, а сразу же за ним, как раз в месте, где стыкуются воедино оба потока, образуя небольшую турбулентную «обратку». Именно туда — без раздумий — отправляется моя приманка, когда перекат выглядит спокойным, нету всплесков гуляющей рыбы или кругов на воде и разлетающегося по сторонам малька. Если же перекат «живой» — понятно, что приманка моя первым делом сканирует именно зоны всплесков, бурунов и «боя». Бывает, белый хищник сам себя выдает и этим грех не воспользоваться.

Что любопытно, такие перекаты на крупных и средних реках имеют хорошую «ротацию кадров» на протяжении всего дня. Так, если не сходить с него полдня или даже целый день, поклевки лобастого будут циклично повторяться. Диву даешься, откуда только этот голавль здесь берется снова и снова. Можно за день видеть более двух десятков реализованных поклевок, не сходя с места.

Понятно, что «выдолбить» рыбу задача не стоит, потому, во-первых, все голавли отправляются восвояси после поимки (фото 8), а, во-вторых, за день гораздо интереснее покрыть большое расстояние по реке, повидав разные участки и разных рыб. Долго не застаиваемся на месте, предпочитая снимать сливки в виде активной рыбы. Вот и в ту рыбалку свежие места снова и снова приносили нашей бригаде щедрые дивиденды (фото 9).

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

По мере перемещения приходится постоянно менять приманки по вполне объективным причинам — хоть голавль здесь и сейчас не слишком разборчив в своем выборе, однако определяющими становятся вполне осязаемые факторы: глубина в месте лова, рабочий горизонт и сила течения. Где-то упористый поток требует воблер поспокойнее, где-то особенность места диктует заброс подальше, а где-то поднявшаяся уже трава ограничивает глубину погружения приманки тридцатью сантиметрами, переключая наше внимание на соответствующие модели. Бывает, все эти факторы собраны в одном месте. И следуя по берегу голавлевой реки, только и успеваешь доставать и прятать коробки с многочисленными приманками.

Летние упражнения на Немане

Дальше неминуемо настало лето. Зелень из юных, сочных тонов незаметно перекрасилась в «милитари», массовый вылет насекомых окончен, реки вошли в режим межени. Это значит, что воды немного, потому что серьезной подпитки от коротких редких дождей ждать не приходится, при этом водная растительность, используя нескончаемый световой день и благоприятную температуру воды, процветает. Река становится прозрачной и мелкой. Многие из весенних рабочих место либо сильно мельчают, либо непроходимо зарастают, становясь необитаемыми. И это наблюдается даже на крупных реках, что уж говорить об их притоках.

Универсальный голавль в таких условиях меняет пищевые приоритеты в сторону насекомых, моллюсков, личинок и прочих мелких подводных обитателей, а также нитчатых водорослей. Но главное даже не это, а то, что в отличие от сумасшедшего весеннего времени с его мутной прохладной водой, мощным течением и длительным изматывающим нерестом, летом глазастый голавль успевает хорошенько рассмотреть предложенную приманку в светлой воде, а порой — и не по одному разу, да ещё и с разных ракурсов. Ясно, что наши спиннинговые обманки, даже самые искусные из них, уже не действуют на эту хитрую рыбу так чарующе.

Поимки и поклевки голавля становятся далеко не столь повсеместны и массовы. Мало того, что требуется оказаться в нужном месте в нужное время, так ещё и угодить рыбе с приманкой. Облегчает нашу жизнь разве что сильное течение перекатов, которое голавль так любит и которое не оставляет ему много времени на раздумья. Вот она — наша приманка — проносится в потоке — либо съел либо упустил.

Голавль 2016: как это было

Именно в струях: перекатных, прибрежных, где проходит стрежень реки, у мостов и заградительных свай, но именно в струях прячутся наши основные шансы на поклевку летом.

С приходом тепла даже крупного голавля можно встретить на гораздо меньшей глубине, нежели весной. Да, там он будет очень осторожен, да, подпустит к себе на пределе заброса, не ближе, но это тоже наш шанс — почему бы и нет.

Вот примерно всё это и побудило меня переключиться на Неман. Знавал я одно местечко, где есть все эти вещи, так горячо любимые голавлями — и мост, и перекат, и мощное течение и острова (фото 10). Рыбка там кружит на протяжении всего дня, но особенно высоки шансы рыболовов на утренней и вечерних зорьках. В отличие от меньших рек, на здешнем перекате конкуренцию голавлю составляют ещё язи, жерехи и довольно крупная красноперка в прибрежной зоне, не говоря уже о щуке и вездесущих окунях. Данное обстоятельство оживляет всю историю, ведь конкуренция — это двигатель.

Стоя на мосту, я наблюдал в поляризационных очках за происходящим на перекате. Крупный голавль, визуально от килограмма и выше, стайками по две-три особи перемещался по прогалам в траве, будто по коридорам. И лишь изредка поднимался над всем этим подводным ковром, чтобы пройти какое-то расстояние в самых приповерхностных слоях.

Толстые язи — те сновали большими стаями до десятка особей в основном в прибрежной зоне. Одинокие жерехи то и дело метались тенями по всей ширине русла. Впрочем, объединяло этих родственников одно: стоило подбросить им приманку в зоне видимости, как они тут же ретировались в ускоренном темпе. Стало ясно, что классическая проводка работать не будет. Нужна максимальная реалистичность. В поле зрения рыбы приманка должна была появиться плавно, естественно и уже в работающем виде.

Никаких посторонних шлепков, всплесков, звуков — ничего настораживающего и отпугивающего. Для этих целей я стал намеренно создавать петлю из лески — не спешил закрывать дужку катушки после очередного заброса. Далее следовала самая медленная проводка из возможных здесь, деликатная и осторожная. Воблер во всеоружии вкрадывался в зону, где наблюдались выходы голавлей и компании.

Дело пошло веселее — рыба не уходила, порой даже сопровождая приманку. Голавли, надо сказать, не мелкие. Но поклевок не было всё равно. Я вернулся на мост и снова понаблюдал за всем этим миропорядком. Что же ей всё-таки надо, этой перекатной буржуазии? Голавли всё так же время от времени маячили в потоке — значит, шансы всё ещё были, просто я что-то делал не так… Берега этого места не слишком удобны для ловли — из-за заболоченного подхода и обильных зарослей молодой ольхи этот интереснейший участок пешему спиннингисту возможно «возделывать» лишь с одной точки – из прогала в кустах. Получается, что проводка возможно большей частью против течения.

Даже на минимальной скорости, и даже самые миниатюрные из крэнков в этом мощном потоке работали очень жестко, отдавая в руку. Но чувствовалось, что это всё не то… Погремушки приманок, идущих против перекатной струи, будто захлебывались в восторге — казалось, их шум слышен даже у противоположного берега. «Колебалки» выглядели здесь и того хуже — маячили в самых верхних слоях, распуская «усы», отпугивающие привередливую сытую рыбу. А сработал небольшой глухой воблерок и кардинальная смена диспозиции…

Место это помимо прочего украшает травяной остров по центру русла. Он делит здесь Неман на две речки поменьше. В травах острова живет бесчисленное множество синих стрекоз, которые сами по себе привлекают белого хищника. Но важнее то, что с острова этого должна была получиться, как мне представлялось, идеальная платформа для нужной проводки в этом технически сложном месте. Ну кого в таком случае смутит отсутствие вейдерсов? Благо, глубины — по грудь. И вот я уже обсыхаю на этом клочке тверди посреди стремительного, а, главное, живого неманского переката. Выждал гроссмейстерскую паузу, пока течением сгонит всю поднятую мной муть и все утрясется.

Подгоняло лишь стремительно испаряющееся где-то за лесом солнце. Вышло у меня что-то на грани нахлыста и спиннинга. Течение — справа налево относительно меня. Делаю мягкий заброс к самому урезу берега — того самого, с которого начал обрабатывать это рыбное место в направлении 14 часов. Дужку катушки оставляю открытой. Небольшие «обратки» у самой прибрежной травы и неравномерный поток в считанные секунды образуют дугу из шнура. Приманка тем временем плетется позади этого паровоза, набирающего ход, и уже включается в работу.

Когда воблерок миновал условную отметку 11:00, а шнур гордо реял на добрых три метра впереди, я аккуратно начал подмотку. Согласно данным наблюдения, мне нужно было на пике вывести воблер примерно к середине протоки. Но у меня это не вышло. Незаметный в общем хаосе приповерхностный бурун — ба, да это же моя приманка! В руку потяжку я ещё не чувствую, но уже готов к ней, глядя на вытягивающийся в струну шнур. Ещё доля секунды — и удилище моё — колесом! Фрикцион вопит на всю округу, донося до всех желающих крик моей души: это он — Его Величество голавль! Только бы не пустить в траву! Спиннинг поднят вертикально вверх, фрикцион работает на грани прочности 0,14-го шнура. И вот уже в такой неровной струе, в метре от моих рук, показывается серебристый бок красавца-голавля! Делаю это, наверное, в тысячный раз, но руки всё равно трясутся, будто впервые.

Осторожно беру за широкую спину этого здоровяка и кладу «на лопатки» в траву. Есть! В начальных сумерках фотоаппарат в дрожащих руках категорически отказывался фокусироваться, но уж как получилось (фото 11). В рукояти моего спиннинга — 40 см, и голавль, как видно, длиннее её на целый хвост. С собой — ни рулетки, ни безмена, непременных свидетелей поимки трофея. И пусть не рекорд, и пусть в единственном сегодня экземпляре, но я это сделал! Аккуратно отцепляю воблер расцветки под майского жука и возвращаю перекатной мафии её яркого представителя.

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Голавль 2016: как это было

Впереди ещё будет набирающее ход, полное красок лето и перспективный по голавлю сентябрь, но это уже другая история.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.