Был период в моей рыболовной биографии, когда я увлекся нахлыстом. Ну и, как надлежит истинному «флай фишерману», стал плотненько так вникать в энтомологию. Однако через пару сезонов я, что называется, перегорел, и все свои нахлыстовые причиндалы передал более заинтересованному в них товарищу.

Тогда и представить себе не мог, что вскоре тема мушек, жучков и паучков вновь меня заинтересует. Правда, с несколько иной стороны.

Ближе к природе

Случайная встреча на берегу

Два года назад по своей основной работе я поехал на стажировку в город Мэдисон, это неподалеку от Чикаго. В выходные главным моим занятием стала, разумеется, рыбалка. Благо на расстоянии часа езды от города было немало удобных для ловли с берега озер и рек. Вот я и ловил – разных бассов, щук и американских судаков.

Как-то на озере я познакомился с одним местным рыболовом. Точнее, не совсем местным. Винсент Ли переехал в Штаты из Тайваня более десяти лет назад. А основная сфера его деятельности, как оказалось, – генная инженерия. Я, помню, рассказ Винса о его работе выслушивал с чисто дежурным интересом. Но в какой-то момент он обмолвился, что кое-что из наработок компании, где он является одним из руководителей, имеет самое прямое отношение к рыбной ловле. Я тут же весь превратился в слух, и, с учетом моего неидеального восприятия английского, напрягся.

Впрочем, это с исконными американцами разбираешь половину из того, что они говорят. С китайцами – проще. У них – «интернациональный инглиш». Короче, Винса я хорошо понял. Суть в том, что компания «Second Wave Inc.» разработала революционно новое волокно, которое, помимо прочего, может быть использовано для изготовления рыболовных шнуров. Более того, на следующей рыбалке, уже через неделю, Винсент обещал мне образец этого шнура продемонстрировать.

Никакой секретности

Когда мы встретились на озере в ближайшую субботу, я, по правде сказать, уже и забыл почти о том разговоре. Да и сам Винс не спешил напоминать. Но вот у него случился зацеп. Потому, как гнулось в попытках освободить приманку удилище, я для себя решил, что воблеру пришла хана. Но неожиданно что-то там под водой хрустнуло — и Винс вытянул на берег здоровенную ветку. Я поинтересовался тестом шнура. «40 паундов – даже с учетом узла», — таков был ответ. Винсент при этом загадочно улыбнулся. Было видно, что он ждал этого вопроса.

Ближе к природе

Я подошел взглянуть на «нитку» поближе. Глаз у меня, в общем-то, наметанный. Если бы такой толщины «плетенка» продавалась в наших магазинах, то она проходила бы как «0,12 мм, 14 кг» или около того.

А по факту, у нас же, она была бы где-то 0,25 мм и с узлом держала бы – ну, в лучшем случае половину от паспортных цифр. Нить Винса имела молочно-белесый оттенок и была, я бы сказал, шелковистой на ощупь. «Это не полиэтилен, не арамид и не полиэстер. Это – натурпродукт, результат наших наработок», — прокомментировал Винсент.

Похоже, что мой новый знакомый не воспринимал меня как «русского шпиона», ибо далее последовал подробный рассказ о том, как оно всё появилось и что имеется к данному моменту. Правда, Винс сразу оговорился, что новое волокно создается чисто для гражданских целей – в отличие от тех же кевлара и «Спектры», которые изначально разрабатывались для нужд НАСА и Пентагона, поэтому в их случае первое время результаты исследований держались в секрете. В нашем же случае такого не было.

Паук с Урала

…Четверть с лишним века назад начинающий ученый-биофизик Ли пришел на работу в очень нетипичную для Китая лабораторию. Дело всё в том, что в стране, как когда-то в СССР, генетику долгое время причисляли к лженаукам. Но это – больше в материковом Китае. Тайвань же по духу был ближе к Западу, поэтому на острове соответствующим исследованиям дали зеленый свет.

Ближе к природе

Одним из направлений в деятельности лаборатории было интродуцирование генов одних живых организмов – другим. Про генетически модифицированную сою, наверное, все слышали? Или про картошку ГМО, которую не ест колорадский жук? Всё оно из этой серии.

Но уже в то время ГМО-продукты – их безопасность в питании – стали собирать вопросы и сомнения. Поэтому лаборатория Винсента немного поменяла вектор исследований – в сторону непищевых продуктов. А именно: в сторону тонких прочных волокон животного происхождения. По сути, типов таких волокон в природе всего два. Это шелк и паутина. С шелком – понятно, здесь у китайцев тысячелетние традиции. А общий смысл разработки состоял в том, чтобы внедрить нужный ген шелкопряда в цепочку ДНК паука, чтобы получить от него волокно с нужными свойствами.

Не сразу, далеко не сразу, но получилось! Паук строго определенного вида (живущий, кстати, и у нас на Урале — Dolomedes fimbriatus) стал выдавать волокно, во-первых, гладкое и скользкое, но главное – при одинаковой толщине с самым тонким высокомолекулярным РЕ-волокном – более прочным, чем оно.

«Ферма» это не только там, где коровы

На самой первой мини-ферме при лаборатории «трудились» около двух десятков пауков. Полученного от них за неделю волокна хватило ровно на то, чтобы сплести из него с полсотни метров шнура физического диаметра 0,09 мм. Замеры прочности показали, что получившаяся нить держит как минимум 16 кг. С учетом того, что речь идёт строго о реальных параметрах, результаты можно назвать фантастическими!

Минус во всем этом был один – жутчайшая себестоимость нового шнура. Впрочем, этот вопрос был в значительной мере решен переходом с лабораторного на мелкопромышленное производство. На данный момент на ферме насчитывается более тысячи рабочих пауков, и есть все перспективы к расширению производства. Предельно низкую розничную цену на ГМО-шнур Винс предположительно оценил как 300 долларов за 100 м. Понятно, что это сильно выше, чем у самых дорогих РЕ-шнуров, но, в силу её уникальных параметров, за новой «плетенкой» всё равно выстроится очередь.

Про прочность мы уже сказали. А как дело обстоит с тремя другими характеристиками, с учетом которых мы выбираем плетеную леску? Насчет ультрафиолетовой уязвимости можно не опасаться. Ведь в природе паутина часто находится на самом ярком солнце – и ничего, менее прочной она оттого не становится.

Ближе к природе

Замеры растяжимости «паучьего» шнура показали цифры 3 — 4%, что примерно соответствует аналогичным показателям шнуров из РЕ-волокон. То есть, по сенсорике они где-то на одном уровне.

То же самое можно сказать и про износостойкость. В натурных условиях, правда, паутина не повергается нагрузкам на истирание, но генная инженерия, как оказалось, способна решать и такие вопросы. И если вы не будете откровенно шкрябать дорогущим ГМО-шнуром по каменистому перекату или обросшим дрейссеной корягам, то шнур прослужит долго.

Что до того, когда новая нить появится в продаже, то Винсент назвал конец 2020 – начало 2021 года. И едва ли шнур выйдет под маркой «Second Wave» – просто потому, что она на рыболовном рынке никому неизвестна. Скорее всего, новый шнур попадет под крыло кого-то из монстров, которые у всех на слуху – уровня «Berkley», «Stren» и подобных. Переговоры уже ведутся. Ждать результатов осталось недолго.

А на днях экспресс-почтой из Мэдисона мне пришла посылка. В ней было старое фото (еще тайваньского периода Винса) того самого паука и метров около ста этого уникального шнура. Выглядит он, как самый обычный, но полуторапудовую гирю от пола отрывает – я уже попробовал. Осталось только испытать нить на рыбалке. А это уже скоро.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.